Жанна Эбютерн и Модильяни. Шаг в бездну распахнутого окна.

Любовь и смерть Жанны Эбютерн

Они были вместе в жизни и соединились в смерти

Жанна Эбютерн (6 апреля 1898 — 25 января 1920) — французская художница, знаменитая модель и неофициальная жена художника Амедео Модильяни.

Автор: Геннадий Евграфов

Случай и судьба

Встреча с Модильяни, как и все в ее коротком и не успевшем созреть существовании, была нечаянной и случайной. По Парижу плыл карнавал, незабываемый карнавал 1917 года, переломивший ее судьбу. Всё кругом пело и плясало, только он пребывал в неизбывной печали – чужой на этом празднике жизни. В несущейся по течению толпе их прижало друг к другу, завертело, закружило и понесло дальше. Почва ушла из-под ног, ноги подкосились, тело обмякло, она повисла на нем и увидела тонкую пульсирующую жилку на обнаженном горле. Любовь обожгла ее, и тайным женским знанием она ощутила – до самой смерти. Его или ее. И поняла – мгновенно и бесповоротно: если он уйдет первым – не жить ей на этом свете…

Шумел, свистел и веселился карнавал, а они, оглохшие и пьяные от внезапно вспыхнувшего чувства, ничего не замечали вокруг – мир вдруг исчез, растворился и растаял как мираж в пустыне.

В этом обезумевшем ликующем Париже они остались одни.

Наедине с собой.

Наедине с судьбой.

Наедине друг с другом…

Дант и Беатриче

А потом была ночь, их первая ночь посреди разбросанных повсюду вещей, консервных банок и пустых бутылок, подрамников и мольбертов, законченных и незаконченных портретов. Со всех сторон на нее укоризненно смотрели удлиненные лица обнаженных женщин с вытянутыми шеями и узкими раскосыми глазами. Уставшая и опустошенная, она лежала на его руке и мучительно боролась с подступающим приступом ревности. А он осторожно и нежно гладил ее по волосам, и как ребенок тыкался в ее лицо, грудь, живот своими теплыми губами…

Они оба были одиноки в этом жестоком и яростном мире. Случай бросил два одиночества в объятья друг другу — Дант нашел свою Беатриче. Но судьбе было угодно, чтобы ее Дант оказался художником, греховодником и иностранцем. Да к тому же еще и евреем. Для набожных провинциалов, католиков и мещан, родителей Жанны это было больше, чем ударом. И они отказали ей в доме. И тогда Моди стал для нее всем – отцом, братом, любовником и мужем. Роком, жребием, фортуной. С которыми нельзя было бороться. Да она и не хотела.

Когда они встретились, ему было 33, а ей 19. Он приехал в Париж из итальянской провинции, она — из небольшого французского провинциального городка. Он был непризнанный гений, пил, гулял, курил гашиш и спал со многими женщинами. Она училась живописи в академии Колоросси, жила тихой, молчаливой и размеренной жизнью. Модильяни взорвал ее беспечное существование – вырвал из размеренного образа жизни и вверг в бездну своего отчаяния и тоски. Три года она утешала его душевную боль, скрашивала неприкаянный быт, была ему нянькой, сиделкой, возлюбленной и женой.

Искусство и жизнь

После встречи с Жанной Модильяни работал как сумасшедший. Серия «ню», дети в Ницце, сто картин за два года – это было бы не под силу и здоровому человеку. А он был болен. Душевно и телесно. Душевные муки заглушали наркотики, алкоголь и Жанна. На физические он не обращал внимания.

Вырваться из бедности не удавалось. Денег постоянно не хватало, картины не продавались. Выставка в галерее Берты Вейль не имела успеха, публика сочла неприличными изображения обнаженной натуры, полиция потребовала убрать картины. Разразившийся скандал не сделал его известным.

shewin

Добавить комментарий

Наверх
Рекомендуем
«Жизнь коротка, искусство вечно», − решила Дейзи Феллоуз и постаралась…