cоздание сайта недорого

Жозефина Бейкер - Чёрная Жемчужина, биография

 

 Жозефина Бейкер, известная как Чёрная Жемчужина, в своё время была очень заметной и особенной. И не только потому, что до Второй мировой негритянка в Европе была явлением крайне редким. Просто Бейкер во многом стала первой — в частности, первой темнокожей кинозвездой, первой американкой, удостоившейся французской военной награды, и первой приёмной матерью детей разных рас.

 

alt

 

Чёрная Жемчужина

Рубрика: Забытые имена
 Журнал: Тайны 20-го века
Автор: Дмитрий Эпшейн

«Дама я презабавная…»

Фото: Жозефина БейкерЭрнест Хемингуэй называл Жозефину самой невероятной женщиной из тех, которых он когда-либо встречал, а уж старина Хэм толк в экзотических дамах знал, и танцами в почти обнажённом виде удивить писателя было сложно. Но Бейкер в своей юбочке из искусственных бананов танцевала так, что все окружающие теряли голову, хотя красавицей эту девушку считали далеко не все. Да и сама артистка отзывалась о себе скромно: «Красота? Тут всё упирается в везение. Мне повезло родиться с хорошими ногами. А всё остальное… Я не красавица, нет, но дама я презабавная».


Только вот забавного в жизни Фриды Джозефин МакДональд, как её нарекли при рождении, было не так уж и много. Росла она, появившись на свет в 1906 году, без отца. С восьми лет работала прачкой и постоянно была объектом сексуальных домогательств. В тринадцатилетнем возрасте Жозефина уже сожительствовала с мужчиной 50 лет, что вылилось в громкий скандал, который побудил девочку уйти из дому и поселиться в трущобах Сент-Луиса, где она собирала объедки и, чтобы подзаработать, убирала в кафе и танцевала на улицах, хотя и недолго. Недолго потому, что вскоре мисс МакДональд превратилась в миссис Уэллс: ради того, чтобы Жозефина остепенилась, на несовершеннолетие девушки глаза закрыли и семья, и священник, благословивший её союз с местным металлургом. Ожидания родни Жозефина не оправдала, так как вразрез с тогдашними устоями предпочитала рассчитывать на себя. К тому же, как только её танцы заметили антрепренёры, быстро выяснилось, что разъезжать по стране с разными труппами намного интереснее, чем стирать и готовить для мужа. Потом Жозефина вышла замуж за Вилли Бейкера. И хотя брак продлился несколько лет, фамилию второго мужа Жозефина продолжала носить до конца жизни.


Жозефина перебралось на Бродвей, где быстро завоевала звание самой высокооплачиваемой танцовщицы кордебалета, а затем — и в Париж. Она стала звездой варьете Фоли-Бержер. К 1927 году она зарабатывала больше любого другого артиста в Европе! К тому же Жозефина позировала фотографам не реже, чем известные заокеанские актрисы Мэри Пикфорд и Глория Свенсон, вызов которым Бейкер бросила, снявшись в трёх фильмах.

 

Разведчица

 

Новый менеджер и любовник Жозефины — Джузеппе Абатино, сицилийский рабочий, выдававший себя за графа, настоял на том, чтобы она стала брать уроки вокала. Это помогло ей вскоре записать несколько популярных песен, а в 1934 году исполнить в Театре Мариньи на Елисейских Полях главную роль в новой постановке оперы Оффенбаха «Креолка».


Великая певица Ширли Бэсси называла Бейкер своим кумиром! Только вот при всем своём успехе в Старом Свете — а у неё даже был в Париже собственный клуб «У Жозефины», — на родине любви публики артистка не снискала. В Штатах темнокожие диковинкой не считались, восторгаться неграми там было вообще не принято — так что американские гастроли 1935-1936 годов с треском провалились.


В 1937 году Бейкер получила французское гражданство. С приходом фашистов Жозефина стала активной участницей движения Сопротивления. Поначалу артистка уехала из столицы на юг, к себе в усадьбу, которую предоставила в распоряжение беженцев, и добывала для них визы и паспорта, но потом организовала себе гастроли по всей Европе, чтобы шпионить в пользу подполья. Трогать популярную Жозефину немцы не стали, чем она и пользовалась, доставляя нужную информацию во Францию и Португалию то в записках, приколотых к нижним юбкам, — звезду не обыскивали, — то на исписанных симпатическими чернилами страницах с нотами, перевозя людей через границы в качестве членов своей команды.


Карнеги-холл сооружён как концертная площадка для оркестра и хора Нью-Йоркского ораториального общества. Открыт 5 мая 1891 года концертом, в котором в качестве дирижёра принимал участие П.И. Чайковский.


О себе Бейкер в ту пору не думала и действовать не переставала, несмотря на не лучшее самочувствие после случившегося в 1941 году выкидыша. Жозефина, однако, нашла утешение в компании паши из Марракеша (города в Марокко), где временно поселилась, а также египетского короля Фаруха, которого попросила посетить один из её концертов, чтобы все знали, кому симпатизирует правитель официально нейтральной страны.


Не успокоилась Бейкер и после освобождения Франции — она выступала и перед солдатами, и перед измождёнными узниками Бухенвальда, отчаянно нуждавшимися в положительных эмоциях. Так что по окончании войны она заслуженно получила из рук генерала де Голля высшую военную награду своей второй родины, Военный крест, плюс медаль Сопротивления и орден Почётного легиона.

 

Женщина года

Впрочем, теперь у артистки появились новые заботы — Бейкер решила бороться за гражданские права негров в США. Ещё во время войны она заявляла:
— В армии к чёрным и белым нужно относиться одинаково — иначе какой смысл воевать с Гитлером?


Жозефина подала всем пример истинного равенства, усыновив 12 детей, которых называла «радужным племенем», в их числе еврея, араба, корейца, японца, африканца, француза и финна. Все ребятишки носили фамилию музыканта Жо Буйона, женой которого Бейкер стала в 1947 году. «Воплощая дикость на сцене, я старалась быть скромной в быту», — заметила как-то она.


К тому времени артистка снова наведалась в Штаты, где встретила уже более тёплый приём, особенно у темнокожих, поскольку отказывалась селиться в отелях, куда не допускали представителей других рас (она была настолько популярна, что владельцы отелей делали вид, что не замечают, к какой расе она принадлежит), и выступать перед чисто белой аудиторией. В 1951 году Жозефина даже подала в суд на хозяина клуба, где её не захотели обслуживать из-за цвета кожи, и сдержать гнев коллеги смогла только присутствовавшая там актриса Грейс Келли, с которой Бейкер подружилась и которая чуть позже, став княгиней Монако, помогла ей выкарабкаться из банкротства. Борьба плохо сочеталась с коммерческими концертами…


Зато в начале 1960 годов Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения назвала Жозефину «Женщиной года», и в 1963 году она была единственной представительницей прекрасного пола, выступившей, стоя рядом с Мартином Лютером Кингом в форме солдата Сопротивления с орденом на груди, в ходе знаменитого похода на Вашингтон. После убийства Кинга именно Бейкер предложили стать лидером движения за равноправие, но, хорошенько подумав, артистка отказалась, сославшись на то, что нужна своим детям.

 

«Буду выступать до самой смерти!»

 

Жизнь Жозефины понемногу стала налаживаться. Число желающих посетить её концерты на Кубе, куда Бейкер прибыла в 1966 году по личному приглашению Фиделя Кастро, побило все рекорды. Месье Буйона в её жизни к тому времени не было — в 1973 году Жозефина вышла за американского художника Джо Брэди. Тогда же она удостоилась овации в Карнеги-холле, только выйдя на сцену. «Я люблю выступать и буду выступать до самой смерти», — говорила она.


Вещие слова! В апреле 1975 года 69-летняя артистка представила в парижском театре «Бобино» новое шоу, включавшее в себя лучшие номера её полувековой карьеры, которое финансировали Ренье, князь Монако, и Жаклин Кеннеди Онассис. На премьере, которая из-за аншлага потребовала установки откидных сидений, присутствовали Лайза Миннелли, Софи Лорен, Мик Джаггер и Дайана Росс.


Четырьмя днями позже Жозефины не стало — она умерла от инсульта. В последний путь свою героиню провожали более 20000 французов. Правительство удостоило её 21-кратного салюта. Похоронили её в Монте-Карло. Позже имя Бейкер было присвоено площади на Монпарнасе и пляжу на Сене.

 

alt


— Мне от жизни досталось, но я принимала удары, гордо подняв голову, поскольку я глубоко люблю и уважаю человечество, — обронила как-то Жозефина. И человечество её не забыло, ибо женщин такой жизненной силы в истории было немного.

 

 

 

Источник: bagira.nl