cоздание сайта недорого

Фрума Ростова-Щорс - Демоническая женщина, вдова Щорса

 

 

Фру́ма Ефи́мовна Росто́ва-Щорс (Ха́йкина) (6 февраля 1897, Новозыбков, Черниговская губерния — сентябрь 1977, Москва) — российская революционерка, чекистка, жена Николая Щорса.

 

alt

 

У Надежды Тэффи есть замечательный рассказ «Демоническая женщина» в котором она красноречиво описывает этот тип. Примерно так:

 

«Демоническая женщина отличается от женщины обыкновенной прежде всего

 

манерой одеваться. Она носит черный бархатный подрясник, цепочку на лбу,

 

браслет на ноге, кольцо с дыркой "для цианистого калия, который ей

 

непременно пришлют в следующий вторник", стилет за воротником, четки на

 

локте и портрет Оскара Уайльда на левой подвязке.

 

Носит она также и обыкновенные предметы дамского туалета, только не на

 

том месте, где им быть полагается. Так, например, пояс демоническая женщина

 

позволит себе надеть только на голову, серьгу на лоб или на шею, кольцо на

 

большой палец, часы на ногу.»

 

 

 

Но самое главная отличительная чета демонических женщин это присутствие неких тайн, на разгадку которых млеющие мужчины тратят свое время и средства, на деле же эти тайны оказываются совсем не такими, на которые нужно было тратить столько времени и средств, но демоничность женщины от них почему то не улетучивается.

 

С такой из женщин сорокалетняя аристократка от литературы Надежда Тэффи и познакомилась осенью 1918 года, пытаясь преодолеть границу страны советов. Ну, вернее сказать не совсем с такой, а даже можно сказать и наоборот, совсем не с такой. И если честно, демонической она стала, только лишь после того, как я начал тратить свое время и средства.

 

Демоническая женщина (или можно даже сказать девушка ибо было ей на тот момент 21 годок) командовала ЧК в приграничной станции Унеча, через которую шли все эмигрантские потоки на территорию контролируемую немцами по договору со Скоропадским.

 

 

 

Зимой 1917 года из озлобленных китайцев и казахов нанятых Временным правительством для строительства железных дорог и оставшихся после революции без средств к существованию, был сформирован отряд ЧК, который и возглавила сея молодая особа. Хотя господин Аверченко, с которым вместе Тэффи пытались выехать из страны и называл ее, то ли курсисткою, то ли телефонисткою, она вряд ли была таковой. Просто Аверченко слегка перепугался когда эта дама приговорила его к расстрелу, только за то, что в своих фельетонах он ругал большевиков. Буквально перед их приездом местными чекистами был арестован генерал, у которого нашли керенки, зашитые в лампасы. Его долго били прикладами, а потом когда устали, просто облили керосином и сожгли.

 

Перепуганный Гуськин, сопровождавших писателей и все время шептавший : «Улыбайтесь, улыбайтесь», просто называл ее ЗВЕР, «с ужасом и твердым знаком на конце» и рассказывал на ушко Аверченко, чтоб не слышала Тэффи, что сея дамочка не стесняясь никого просто справляет нужду там же где и вершит суд. «Все ее слушаются. Она сама обыскивает, сама судит, сама расстреливает: сидит на крылечке, тут судит, тут и расстреливает.» -шепотом рассказывал он. Все это средь белого дня, потому что ночью у насыпи расстреливал местный ревком (как более осторожный? или здравомыслящий?).

 

Она носилась на коне по округе шокировав всех своими кожаными штанами, мужскими гимнастерками и огромным маузером, стреляя во все что вставало (именно так, не смотря на различные ассоциации) на ее пути. Ее интересовали все: гайдамацкие диверсанты, немецкие шпионы, укрывавшиеся в лесах банды, трусливые буржуи, радикально настроенные молодые люди, антиболшевицкие элементы, эсеры, кадеты, бывшие служители культа.

 

У бежавших эмигрантов отбирали буквально все - конфискация именем революции. Жену киевского фабриканта, вывозившую бриллианты, меха и деньги, оставили в одном платье напоследок проткнув бок штыком.

 

У 12 мальчишки нашли записку на французском, но не сумев разобрать (ни кто не знал языка) два дня пороли плетьми прямо при матери, пока не нашлась друга чекистка, знавшая французский и подтвердившая правильный перевод.

 

Изощренные пытки (китайцы знают в этом толк), садистские методы, унижения, издевательства – откуда все это взялось в мозгу молодой девушки? И патологическая честность - все конфискованное на границе золото и бриллианты она однажды отвезла в Москву и даже к всеобщему удивлению центрального ЧК сдала государству.

 

Офицеров стреляли без суда и следствия, по словам местного сторожила? всего количеством порядка 200 душ.

 

Немецкое командование, наслушавшись страшных рассказов от пришедших с другой стороны, заочно приговорило эту демоническую женщину к повешению, но этому к сожалению не удалось сбыться (в Германии то же началась революция). Демоническая женщина на всякий случай меняет фамилию (псевдонимы для большевиков отдельная тема). Теперь она Ростова (как Наташа из романа Л.Н.Толстого).

 

В это время в Унече (ныне Брянской области) из разрозненных банд( партизан), запуганных добровольцев и дезертировавших солдат формировался первый украинский революционный полк во главе с 23-ним Николаем Щорсом, названный впоследствии Богунским. И где то в сентябре, личный состав полка, оголодавший, не привыкший к подчинению, озлобленный произволом местного ЧК поднимает восстание.

 

Ростова со своими китайцами-чекистами бомбами и наганами помогает молодому Щорсу жестоко подавить его и тут же становится его женой.

 

Поздней осенью 1918 года, когда немецкие войска начали отходить на запад, Ростова уже в статусе жены комполка (а позднее представителем ЧК полка), последовала за Щорсом и занималась «наведением революционного порядка» (зачистка) на территориях, освободившихся от немцев.

 

С мужем они, как известно, не прожили и года, однако после смерти прославленного героя гражданской войны Ростова родила дочь Валентину, покинула полк и … скрылась в многочисленной массе служащих различных комиссариатов, которых в то время было легион. Она служила в Народном комиссариате просвещения (Наркомпросе), аж до 1935 года, пока Сталин не вспомнил о украинском Чапаеве – Щорсе и Довженко по его заказу не снял свой знаменитый боевик.

 

После этого и о самой смерти она работала главным образом «вдовой Щорса». В 1937-38 она присутствует на репетициях оперы «Щорс» - следит за качеством исполнения. В 1942 она вместе с дочерью Валентиной напутствует Щорсовскую дивизию, отбывающую после разгрома и приведения в порядок воевать на Сталинградский фронт. Она присутствовала на красноармейских собраниях и митингах, выступала с рассказами о боевом прошлом легендарной дивизии, организовывает щорское движение. При этом тщательно скрывая свою девичью фамилию, под которой она руководила черезвычайкой в Унече, всегда только Ростова-Щорс.

 

Непонятно почему она таки не смогла найти могилу своего прославленного мужа, то ли не захотела, то ли действительно не помнит (не до этого ей тогда было).

 

Дочь героя гражданской войны - Валентина, вышла замуж за будущего, члена-корреспондента Академии наук СССР Халатникова. Академик Ландау, однажды набирая в свою школу физиков-теоретиков, наткнулся на красивую русскую фамилию харьковчанина Хлатникова и зная, что партийное руководство не очень благоволит к огромному количеству евреев в его институте, выбрал для разбавления этого. Каково же было его удивление когда Хлатников представляясь назвал свое имя отчество – Исаак Маркович.

 

Привлекло же мое внимание то, что демоническая женщина, жившая в Доме правительства на набережной (как большевик с дооктябрьским стажем) и похороненная в Москве аж в 1977 году имела черниговские корни и то, что не все закачивается справедливым хэппи эндом.

 

Она родилась в Новозыбкове в большой и дружной еврейской семье. И даже то, что по воспоминаниям той же Тэффи, она работая кухаркой все время вызывалась резать цыплят, хотя ее об этом ни кто не просил, не могло так сильно двинуть психику молодой дамы в сторону патологии. Единственным допущением этого движения на мой взгляд является сильное влияние черносотенцев на еврейские общины Черниговщины, устраивавшие кровавые погромы, свидетелем которых (а может и жертвой) стала в свое время молодая Фрумка Хайкина. Воистину - зло порождает удвоенное зло.

 

Фрума Ефимовна Ростова-Щорс (Хайкина) может быть и не демоническая женщина в понимании Тэффи, но то что демонов там было хоть изгоняй это точно.

 

Источник: www.gorod.cn.ua