cоздание сайта недорого

Надежда Забела-Врубель - выдающаяся певица и муза Врубеля

 

 

Наде́жда Ива́новна Забе́ла-Вру́бель (урождённая Забела; 20 марта (1 апреля) 1868, Ковно — 21 июня (4 июля) 1913, Санкт-Петербург) — русская певица, сопрано, жена и муза М. А. Врубеля.

 

В созвездии имен известных деятелей русского искусства рубежа 19-20 веков особое место принадлежит выдающейся оперной и камерной певице Надежде Ивановне Забеле-Врубель.


Ее жизненный путь поражает необычайными контрастами: Надежде Ивановне суждено было испытать и настоящее счастье, и неизмеримое горе. В редкостном сплаве высочайшей радости и затаенного трагизма ее образ навеки остался запечатленным в живописи Врубеля, Рахманинова и других композиторов эпохи.


Творческая индивидуальность певицы, так вдохновлявшая современников, бесконечно волнует воображение, призывает еще и еще раз вдуматься в то неповторимое явление, каким была она в жизни и в искусстве.



 (474x699, 67Kb)
 


Н.И.Забела (1868-1913) происходила из старинного рода, известного в истории Украины с начала 16 века: из поколения в поколение представители его получали дворянство не по праву наследования, а за военную службу.


Она окончила петербургскую консерваторию, театральную деятельность начала в Киевском оперном театре И.Я. Сетова. И где бы она потом ни выступала - в Тифлисе, Харькове, в других городах, - повсюду писали об ее лирико-колоратурном сопрано какого-то особого, кристально-чистого, неизъяснимо обаятельного тембра.


Н.И. Забела в роли Ольги
в опере Н.А. Римского-Корсакова "Псковитянка"


 (360x493, 47Kb)



По словам М.Ф. Гнесина, голос у нее был "ни с чем не сравнимый, ровный-ровный, легкий, нежно-свирельный и полный красок или, точнее, сменяющихся переливов одной какой-то краски, предельно выразительный, хотя и совершенно спокойно льющийся. Казалось, сама природа, как северный пастушок, играет или поет на этом одушевленном музыкальном инструменте... И какой облик! Возможно ли было, раз увидев это существо, не обольститься им на всю жизнь! Эти широко, расставленные сказочные глаза, пленительно-женственная, зазывно-недоуменная улыбка, тонкое и гибкое тело и прекрасные, длинные руки..."



опера "Черевички"


 (333x497, 67Kb)
 


При первой встрече с Забелой композитор Римский-Корсаков был поражен ее своеобразием. Сначала ему казалось, что поэтическое очарование, как бы излучавшееся артисткой, объяснялось удивительным соответствием его художественных образов природным данным певицы. Особенно хорошо удавались Забеле роли фантастических, сказочных существ: Волховы, Снегурочки, Панночки, Царевны-Лебеди. Но позднее Римский-Корсаков был не менее восхищен Татьяной Лариной в исполнении Забелы, с ее диковатостью, ее отьединенностью от мира Петушковых, Буяновых. Кого бы ни играла Забела - царевен, русалок или земных девушек - ее героини неизменно покоряли одухотворенностью.



 (368x499, 39Kb)
 


Расцвет творчества Забелы-Врубель был связан с частной оперой С.И. Мамонтова. Именно здесь были осуществлены постановки таких шедевров Римского-Корсакова, как "Псковитянка", "Майская ночь", "Снегурочка", "Садко", "Царская невеста", "Сказка о царе Салтане", "Кащей Бессмертный" с участием Забелы-Врубель. Недаром ее называли "корсаковской певицей". Одной из лучших партий Забелы стала Волхова в опере "Садко".


После премьеры Римский-Корсаков писал артистке: "Конечно, Вы тем самым сочинили Морскую царевну, что создали в пении и на сцене ее образ, который так за Вами навсегда останется в моем воображении..."


Партию Снегурочки Забела готовила вместе с композитором и тоже получила высочайшую оценку Римского-Корсакова, который писал ее мужу художнику М. Врубелю: "Так спетой Снегурочки, как Надежда Ивановна, я раньше не слыхивал".


Современники называли Забелу певицей женской души, женской тихой грезы, любви и грусти, отмечая кристальную чистоту и нежность ее голоса, хрустальную прозрачность тембра. Все это соответствовало музыкально-сценическому образу Марфы ("Царская невеста") - одному из самых выразительных в оперной палитре Римского-Корсакова. Оперный репертуар Забелы не ограничивался лишь музыкой этого композитора. Она была великолепной Антонидой в "Иване Сусанине", проникновенно пела Иоланту в одноименной опере, Мими в "Богеме".


И все же лучшими были созданные ею образы женщин в операх Римского-Корсакова, его романсы составляли основу камерного репертуара Забелы.



 (337x500, 54Kb) (324x500, 61Kb)



Надежда Ивановна была замужем за величайшим художником - Михаилом Александровичем Врубелем. Чуть ли не в первый же день знакомства он сделал предложение. Впоследствии говорил сестре, что, если бы она ему отказала, он бы покончил с собой. Но Забела колебалась недолго, и уже через два месяца они обручились, а в июле 1896 года обвенчались. Венчание состоялось во время зарубежных гастролей Н.Забела в православной церкви в Женеве.


Врубель был очень музыкален и принимал самое близкое участие в разучивании ролей Забелы, к его советам она всегда прислушивалась. Все ее костюмы и грим он придумывал сам. Забела стала музой художника, ее портрет-фантазия, написанный в год женитьбы, так и назван "Муза".



 (427x700, 64Kb) (207x698, 36Kb)



История любви художника Михаила Врубеля и оперной певицы Надежды Забелы потрясает воображение. Оба были красивы, молоды, талантливы… и не могли не влюбиться друг в друга. Он восхищался ее исполнительским искусством, она – его пониманием, добротой и гениальностью как живописца. Они встретились впервые в 1896 году.


Встреча этих двух влюбленных в искусство произошла при следующих обстоятельствах. Антреприза Московской Частной оперы С. И. Мамонтова гастролировала в Петербурге в театре Панаева. Декоратор оперы - художник Коровин заболел, и Михаил Александрович был выписан из Москвы, чтобы заменить его... и здесь, на спектакле оперы Гумпердинка «Гензель и Грета» Врубель был очарован исполнением Н. И. Забела роли Греты, и тут же, со всею горячностью, выразил свой восторг... а она... просто не могла не быть очарованной им...


Невысокий, хрупкий, очень подтянутый и элегантный, с тонким, нервным лицом, «безукоризненными петербургскими манерами», - он пленил знаменитую певицу своей загадочностью и внутренним магнетизмом. Тем более, что Врубель был с детства пленен звуками музыки: его мачеха была талантливой пианисткой.


А однажды Константин Коровин его даже сравнил с Моцартом. «Глядя на Врубеля, - писал он, на его светлые волосы, желтоватые глаза, на его сдержанную скромность, я почему-то подумал: «это Моцарт»».



 (577x700, 118Kb)



28 июля 1896 года в певица и художник, после довольно бурного развития отношений, поженились в Швейцарии (в Женеве), где жила мать невесты ради больной младшей дочери. После свадьбы молодые супруги переехали в Люцерн, где и закончили летний сезон. Художник оканчивал здесь свой труд над серией панно на тему из «Фауста» - заказ Морозова, начатый еще весной. После свадьбы Надежда Забела писала своей сестре: «Он необыкновенно кроткий и добрый, просто трогательный. Мне всегда с ним весело и удивительно легко. Я, безусловно, верю в его компетентность относительно пения, он мне будет очень полезен, и, кажется, что мне удается иметь на него влияние».
Со второй половины 90-х годов Врубель приступил к оформлению опер Н. А. Римского-Корсакова. Под впечатлением от опер, он написал в 1898 г. картину «Царевна Волхова», которая очень была связана с обликом его любимой жены.


В 1901 г. у Врубеля родился сын, но он родился с «первыми признаками дегенерациями» - раздвоенной верхней губкой. Это событие погрузило художника в такую печаль, что он всё более и более стал склоняться к написанию знаменитого «Демона». В 1902г. художник написал «Демона поверженного». Эта картина рождалась в невероятных творческих муках. Художник, писавший ее, тратил очень много сил. Сорок раз он ее переписывал. Однако, публика освистала задумку автора. И Врубель с горечью писал жене: «Зависть и глупость людская в один день по возвращении в Москву исковеркали меня».


С весны 1902 г. у Врубеля появились первые признаки душевной болезни, из-за которых ему на полгода приходится расстаться с близкими людьми – сестрой и женой. Первые четыре месяца болезни художник провел в лечебнице. С открытием Морозовской клиники, он был переведен в неё. С потерей сына у Врубеля начались атрофия и потеря аппетита, и такая изнуренность, что его приходилось возить в кресле.
 


Гензель и Гретель.
Портрет артисток Т.С. Любатович и Н.И. Забелы
в одноименной опере Э. Гумпердинка.


 (700x347, 54Kb)



С июня 1904 г. здоровье художника улучшилось. Интересно, что в последний период в клинике им был написан «Азраил». Для полного, однако, завершения лечения проф. Сербский советует Надежде Врубель перевести его на лето в один частный санаторий, находящийся в Петровском парке. Надо отдать должное супруге и сестре Врубеля, которые мужественно разделяли все его страдания.


Здесь он остается до осени, когда вместе с женой, получившей приглашение в состав труппы Мариинского театра, переехал в Петербург. Там они поселились в одном из ближайших к данному оперному театру домов, стоящем одним фасадом непосредственно за Консерваторией, другим выходящим на Екатерининский канал (№ 105). Здесь художник часто был окружен лицами из художественного и музыкального мира. Несмотря на все признаки прогрессирующей душевной болезни, Врубель был постоянно погружен в работу.



 (257x700, 50Kb) (479x700, 70Kb)



Между тем все перипетии театра и выставок «Мира искусства» и затем «Исторического портрета» настолько поднимают нервную деятельность художника, уже значительно потрясенную предшествующими переживаниями, что в начале марта того же 1905 года равновесие его психики нарушается настолько, что с согласия его самого вызванный из Москвы Усольцев увёз его к себе.


наступил последний скорбный период жизни Врубеля, начинающийся опять страшным возбуждением, длящимся весну, лето и начало осени и сменяющимся затем подавленным, угнетенным состоянием духа. Доктор разрешил, наконец, свидания с больным, и жена с сестрой ездят по очереди навещать художника, пока в январе 1906 года не обнаружилась опасность потери зрения.


Так как работа удерживала Надежду Забелу там, то пришлось сестре художника отправиться в Москву и после некоторого, довольно длительного совместного пребывания с братом в санатории, где он был занят, работой над портретом В. Брюсова. После совещания с врачами Усольцевым и Оршанским, сестре удалось благополучно совершить с братом переезд в Петербург, где его ждала уже жена, с тем, чтобы, по рекомендации доктора Оршанского, направить его в лечебницу доктора Конасевича, как особенно комфортабельную. Болезнь все чаще прогрессировала, и по совместному решению близких художника, Михаила Александровича стал лечить доктор Бари.
В итоге Врубель потерял зрение…



 (700x499, 89Kb)



Последнее время было очень тяжелым для Надежды Забелы...


Силы художника постепенно падали. Иногда он говорил, что «устал жить». Сидя в саду в последнее лето своей жизни, он как-то сказал: «Воробьи чирикают мне - чуть жив, чуть жив!» Общий облик больного становился как бы все утонченнее, одухотвореннее. Однажды, в середине февраля, когда Надежда вместе с сестрой художника, пришли к нему на свидание, с ним случился "потрясающий озноб" - началось воспаление легких, переходящее затем в скоротечную чахотку, и через довольно короткий промежуток времени Врубеля не стало.



 (414x700, 70Kb) (354x700, 78Kb)



Горестной была личная жизнь Надежды Ивановны - ранняя смерть сына, душевная болезнь мужа. Короткой была и сама ее творческая театральная карьера.
Всего пять с небольшим лет блистала она на сцене московской частной оперы, потом последовали неудачи на императорской сцене. Только камерные вечера Забелы-Врубель по-прежнему привлекали внимание слушателей.


Последний ее концерт состоялся в июне 1913 г. На нем она исполняла произведения своего любимого композитора.



 (400x565, 90Kb) (400x594, 81Kb)



Судьба Забелы печальнее, чем судьба Врубеля. После художника остались его картины. Голос певицы исчез вместе с ней, пережившей мужа всего на три года.
Теперь Забела живет только в картинах Врубеля. Вот она Морская Царевна - при восходе месяца стоит среди зарослей камыша, в короне из жемчугов; а вот Царевна-Лебедь в волшебно-мерцающем оперении, в высоком, в жемчугах, кокошнике с воздушной фатой и блистающими драгоценными перстнями на тонких пальцах.
Врубель писал не только "портреты-фантазии жены, но и портреты ее с натуры".


В сокровищницу русского искусства вошли портреты Надежды Ивановны Забелы-Врубель 1898 года в платье с широким поясом и шляпе, на фоне березок (1904), после концерта (1905), отдыхающей на кушетке, возле горящего камина. На ней одно из тех необыкновенных концертных платьев, которые Врубель для нее изобретал, - платье из нескольких прозрачных чехлов различного цвета, подобное экзотическому цветку...



 (700x557, 103Kb) 

 

Источник: www.liveinternet.ru