cоздание сайта недорого

Лидия Вертинская и Александр Вертинский - история любви птицы Феникс из "Садко"

alt

 

Лидия Вертинская (до замужества - Циргвава) родилась в Китае 14 апреля в 1923 году. Ее отец - Владимир Константинович Циргвава - работал в управлении КВЖД, мать - Лидия Павловна Циргвава - была домохозяйкой.

 

В возрасте 18 лет Лидия Владимировна вышла замуж за знаменитого певца-шансонье Александра Вертинского, который был старше ее на 34 года. Всю свою жизнь она посвятила мужу и семье. Дочь Марианна вспоминает: "…любовь их видели, это да. Отец, уезжая, каждый день писал маме письма - каждый Божий день! Она его боготворила, он, собственно говоря, сделал ее личностью, незаурядной женщиной. Ведь она вышла за него замуж в 18 лет! Он вылепил и воспитал ее, как Пигмалион Галатею. Замуж, овдовев в 34 года, мама больше не выходила, хотя предложения были - и очень хорошие".

 

Дебютировала Лидия Вертинская в кино в роли сказочной птицы Феникс в фильме "Садко". Ее будто неземная, таинственная, тонко "выточенная" внешность привлекала и в дальнейшем режиссеров сказочных фильмов. В "Новых приключениях Кота в сапогах" она была очаровательной колдуньей, а в "Королевстве кривых зеркал" - злобной придворной дамой Анидаг . Дворянское происхождение Лидии Вертинской позволило ей с блеском сыграть роль Герцогини в "Дон Кихоте".

 

«Никого прекраснее его нет. И никогда не будет»

 

Однажды в Пасхальный вечер в нашей небольшой компании возникло предложение послушать Вертинского. До этого я знала Вертинского только по пластинкам и была его поклонницей, но никогда его самого не видела. И мы приехали в кабаре «Ренессанс».

 

Полутемный зал в сигаретном дыму. Небольшое возвышение для джаза. На сцену выходит пианист. И рядом возникает человек в элегантном черном смокинге. Вертинский! Какой он высокий! Лицо немолодое. Волосы гладко зачесаны. Профиль римского патриция! Он мгновенно окинул притихший зал и запел.

 

На меня его выступление произвело огромное впечатление. Его тонкие изумительные и выразительно пластичные руки, его манера кланяться — всегда чуть небрежно, чуть свысока. Слова его песен, где каждое слово и фраза, произнесенные им, звучали так красиво и изысканно. Я еще никогда не слышала, чтобы так красиво звучала русская речь, слова поражали своей богатой интонацией. Я была очарована и захвачена в сладкий плен. Почему-то в тот вечер мне особенно запомнилось, как он пел «Прощальный ужин»:

 

Я знаю, даже кораблям

необходима пристань.

Но не таким, как мы!

Не нам,

Бродягам и артистам!»

 

Последнюю фразу он произносил почти что с вызовом, как будто швырял перчатку кому-то невидимому в зале. И было в нем в тот момент столько достоинства, актерской гордости!

 

Но в этот миг я не испытывала к нему ничего, кроме... жалости. Я была юна, неопытна, совсем не знала жизни, но мне захотелось защитить его. Слова этой песни поразили и больно ранили меня.