cоздание сайта недорого

Кончита - биография, прототип героини рок-оперы «Юнона и Авось»

alt

 

Кончита (Мария Консепсьон Аргуэльо) 19 февраля 1791 — 23 декабря 1857 — возлюбленная русского командора Николая Резанова. Героиня рок-оперы «Юнона и Авось».

 

В мае 1812 года, на побережье Тихого океана, всего в 80 километрах от Сан-Франциско появилась русская крепость Форт-Росс.

 

Инициатором постройки южной русской фактории выступал граф Н. П. Резанов, один из учредителей и первый директор Российско-американской компании (РАК) — торгового объединения, созданного специально для освоения Аляски и Калифорнийского побережья.

 

Граф настаивал на том, чтобы русское поселение было основано как можно южнее, и могло служить источником продуктов питания и потребной для дальнейшего освоения северных территорий амуниции. Понятно, что выращивать хлеб на самой Аляске невозможно, а перевозки всего необходимого из России слишком дорого обходились государству.

 

Сам Резанов не дожил до дня закладки Калифорнийской фактории, он умер в 1807 году и его план о присоединении этой благой земли к России так и не смогли без него осуществить. Российская казна доходов от форта не получала, одни убытки и сверху пришел указ: продать Форт-Росс. Через тридцать лет в 1842 году Форт Росс был продан Саттеру, а позже не стало и русской Аляски.

 

Любовь Резанова и Кончиты

 

Путешествие Николая Резанова в далекую Русскую Америку и романтическая любовь графа к дочери губернатора Сан-Франциско воистину стали легендой. В июле 1981 года в столичном Ленкоме состоялась премьера рок-оперы «Юнона и Авось» о любви Резанова и Консепсьон де Аргуэльо, которую называют Кончитой. История любви графа и испанки стала культовой. Но какова была цена той любви?

 

В 1805 году граф Н.П. Резанов получил приказ провести инспекцию русских поселений на Аляске. Прибыв в столицу Русской Америки Ново-Архангельск, Резанов застал русскую колонию в ужасающем состоянии. Поселенцы просто пухли с голоду и постепенно вымирали, так как продукты им доставлялись через всю Сибирь и далее морем, через Берингов пролив.

 

Резанов купил у американских купцов судно «Юнона», полное продуктов, и отдал их поселенцам. Но до весны этих продуктов не хватило бы, поэтому Резанов приказал построить еще одно судно, «Авось». После постройки отправился на этих кораблях на юг, в Калифорнию, чтобы установить торговые отношения с испанцами, которым в то время принадлежала Калифорния, и заодно пополнить запас продуктов.

 

Здесь, собственно, и начинается история любви графа, а может быть история мифа об этой великой любви, получившей бессмертие . И вот два корабля с оголодавшей, шатающейся от цинги русской командой отошли к югу от Русской Америки и через месяц достигли залива Сан-Франциско.

 

По прибытии в Калифорнию Резанов совершенно покорил придворными манерами коменданта крепости Хосе Дарио Аргуэльо и очаровал его дочь — пятнадцатилетнюю Консепсьон и сделал ей предложение. Сказал ли 15-летней девочке таинственный и прекрасный 42-летний чужестранец, что был женат, да вот уже 4 года, как вдовствует, оставив на попечение императорского двора двух малых детей — Петра и Ольгу? Нет, об этом Кончита никогда не узнала.

 

Разумеется, что прежде, чем сделать предложение, Резанов многое обдумал. Разница в возрасте его смущала не так сильно, как столичная молва. Мнение света на Руси всегда значило очень много, поэтому следовало опасаться молвы. Потому Резанов напишет в письме своему покровителю и другу, министру коммерции графу Николаю Петровичу Румянцеву о том, что причиной, побудившей его предложить руку и сердце юной испанке являлась польза Отечеству, ради чего он был готов поступиться многим в личной жизни.

 

А Кончита была безусловно красавицей. Молодой Георг Лангсдорф, натуралист и личный врач Резанова, влюбившийся в Кончиту с первого взгляда, так описывает её в своём дневнике: «Она выделяется величественной осанкой, черты лица прекрасны и выразительны, глаза обвораживают. Добавьте сюда изящную фигуру,чудесные природные кудри, чудные зубы и тысячи других прелестей. Таких красивых женщин можно сыскать лишь в Италии, Португалии или Испании, но и то очень редко». У неё была совершенно естественная, ненаигранная манера держаться — черта, свойственная людям умным и знающим себе цену.