cоздание сайта недорого

Лидия Артамонова (торера): биография, женщина и коррида

altЛидия Германовна Артамонова (за рубежом более известная, как Lidia Artamont) 1967 г.р. - единственная русская женщина-матадор. Всего женщин-матадоров в мире насчитывается не более десятка. Лидия торера наездница - рехонеадора.

 

Среди наездниц она – единственная, кто в португальском стиле сражается с четырехлетним быком. Четрыехлетний бык считается совершеннолетним, в пересчете на человеческий возраст это приблизительно двадцать лет. Он крайне опасен, поскольку уже способен быстро просчитывать траекторию лошади и не прощает ошибок тореро.

 

Коррида – очень древнее представление, зародившееся из игры с быками еще до нашей эры. Тогда игры с быками были связаны с обрядом плодородия или носили спортивно-зрелищный характер. В культовых играх участвовали девушки-жрицы, а в спортивных - мужчины. Позже, с зарождением греческого культа героев, мужчины начали бороться с быком. А вот в XX веке участие женщин в корриде было запрещено до 1974 года.

 

Лидия Артамонова родилась в Москве в семье высокопоставленного сотрудника Внешторга Германа Александровича Артамонова. Ее дед со стороны матери, ближайший сподвижник Хрущева, в свое время был председателем Госплана СССР и послом в Швейцарии, а мать, Татьяна Иосифовна Кузьмина, работала врачом. Раннее детство девочка провела в Берне, затем жила в Париже, где отец был сотрудником советского торгпредства.

 

В 10-летнем возрасте Лида вернулась с родителями в Москву. Здесь же окончила среднюю школу и поступила на романо-германское отделение филфака МГУ, но проучилась недолго. В 1985 году вышла замуж за француза Жак-Мари Компуэн - коммерческого директора коньячной фирмы «Камю», вернулась в Париж и родила дочку, став мамой в 19 лет. Супруг был старше Лидии на 12 лет. Через полтора года Лидия поняла, что они с мужем совершенно разные люди и брак распался.

 

Во Франции Лидия окончила лицей «Жансон дю Сай» и в 1996 г. - факультет социальной экономики и политических наук парижского Католического университета - единственного вуза, диплом которого признает Ватикан. Тема дипломной работы звучала так: «Социальный фактор в корриде. Конфликт между пешей и конной корридой».

 

В университете Артамонова увлеклась регби на лошадях, а скоро она уже играла во второй полупрофессиональной лиге Франции, пока в один прекрасный день не увидела конную корриду: «Я поняла мгновенно: это то, что мне надо!».

 

В корриду Лидию привела безграничная любовь к лошадям. «Ими я одержима с детства, — рассказывала Артамонова. - Наверное, это гены. Дело в том, что в моих жилах есть кабардинская и казацкая кровь». Ее первое знакомство с лошадью произошло в пятилетнем возрасте — находясь с родителями в Швейцарии, девочка посещала пони-клуб.

 

Невзирая на протесты родителей по окончании университета Лидия отправилась в Португалию учиться тавромахии - искусству верховой езды и мастерству проведения коррид. В этом ей помогла бабушка, в течение пяти лет оплачивая проживание и занятия. Чтобы помочь внучке ей пришлось распродать свою коллекцию русской живописи XIX в. — около ста редких полотен.  Уроки корриды - дорогое удовольствие. Тренировка стоит примерно 600 долларов, плюс два быка или коровы, отличные лошади и целый арсенал холодного оружия. У Артамоновой оно дорогое, из толедской стали. В 24 года Лидия начала в Португалии профессиональную карьеру в конной корриде. “Папа с мамой очень испугались за меня, – рассказывает она, – но даже не пытались меня отговорить. Они понимали, что это просто бесполезно…”

 

За десять лет, проведенных в корриде, Лидия около 600 раз выходила на поединок с «торо браво» (torobravo) - бойцовским быком. Она состоит в двух профессиональных синдикатах тореадоров — португальском и испанском. Выступала на аренах первой категории в Испании, Португалии и на юге Франции.

 

Самое главное в корриде  - "чувство быка", особая интуиция. Ведь когда на тебя бежит разъяренный зверь весом в 500 килограммов, исход поединка зависит от нескольких сантиметров и точно выверенной силы удара.

 

На вопрос "Тяжело вам убивать быка?" Лидия Артамонова отвечает: «Да. Красиво и быстро убить трудно. В конной корриде это делается с помощью рэхона - "лезвия смерти" длиной 80 сантиметров. Причем вонзить его надо в строго определенное место. Если тореро не сумел убить животное, надо сойти с лошади и воспользоваться шпагой. Тут нужна огромная сила. Я, например,

ходила отрабатывать удар на бойню и три года качала мускулы. На моем счету 300 быков, но вид крови и убийство удовольствия мне не доставляют, я предпочитаю бескровную португальскую корриду".

 

Лидия работала в обоих существующих стилях корриды: в испанском, с убийством быка и  в португальском стиле, которая в отличие от испанского варианта не предполагает кровопролития. Португальская коррида больше похожа на театрализованное представление: быка просто связывают и уводят.

 

Конно-спортивный мир весьма специфичен. Лидия говорила, что «с тореадорами-конкурентами порой еще сложнее, чем с публикой. Та предельно предсказуема: приходит в восторг, когда выступаешь великолепно. Когда похуже, с трибун несется: «Отправляйся домой варить мужу суп!». С коллегами же нужно всегда быть крайне внимательной. Соперники, например, могут подстроить так, что во время тренировки на манеж попадет корова, которая испугает лошадь, или бык, на рогах которого нет протекторов, а лучшую лошадь запросто могут отравить. Коррида, помимо высокого искусства общения с лошадью, является крайне прибыльным бизнесом, где каждый сам за себя.