cоздание сайта недорого

Лидия Русланова - Голос Победы, "Валенки", "И кто его знает"

Сирота из Саратовской губернии стала голосом огромной страны, пустившейся в невиданный ранее социальный эксперимент. До революции она пела в церковном хоре и была сестрой милосердия во время Первой мировой. В годы Гражданской войны она вышла на большую сцену и сделала сольную карьеру. Она дала более 1000 концертов на фронтах Великой Отечественной и спела на ступенях Рейхстага. А после войны Сталин попытался вычеркнуть ее имя из русской культуры. Не получилось.

 

alt

 

1. Имя

 

Сегодня имя Лидии Руслановой считается олицетворением русской народной песни. Но возникло оно, чтобы скрыть чересчур народное происхождение певицы.

 

При рождении ее назвали Агафьей, по фамилии – Лейкина. После пропажи отца на полях русско-японской войны, смерти матери и бабушки семилетняя крестьянская девочка попала в престижный церковный приют, куда не принимали детей крестьянского сословия. Тогда и появилось ставшее впоследствии знаменитым имя: Лидия Русланова. Таким образом, на большую сцену самая народная из всех народных русских певиц вышла с именем, которое вряд ли прочитывалось как крестьянское.

 

На благородство указывало образование фамилии от личного имени, а не уличного прозвища, названия деревни или рода занятий, как это обычно было у крестьян. При этом суффикс -ов маркирует «русскость» фамилии, как наиболее распространённый. Сложно представить всенародно известную певицу по фамилии Лейкина. Поэтому думается, что псевдоним, который волей судьбы получила Лидия Русланова, стал одним из элементов ее успеха.

 

2. Девушка пела в церковном хоре

 

Русланова выросла в стихии русской песни, которая обыкновенно сопровождала сельскохозяйственные работы. Из ближайших родственников хорошо пели бабушка и дядя Агафьи, но она едва ли не превзошла их уже в шестилетнем возрасте. В 7 лет Русланова попала в приют и стала солисткой церковного хора. Именно на этом поприще она заслужила первую широкую славу.

 

Про девочку с голосом, который называли ангельским, знал весь Саратов. По воскресеньям в храм на ее пение выстраивались очереди. Впрочем, эта детская слава, по сути, была анонимной: саратовцы не знали маленькую солистку по имени и называли ее сиротой.