cоздание сайта недорого

Корасон Акино - первая женщина-президент в Азии

 

altКорасон Акино, Мария Корасон Кохуангко-Акино (исп. María Corazón Cojuangco-Aquino, 25 января 1933 — 1 августа 2009), также известная как Кори Акино — президент Филиппин с 1986 по 1992 годы. Стала первой женщиной-президентом в Азии.

 

Автор: Максим Артемьев

 

Корасон Акино: как победить авторитарного генерала

 

В истории XX века много случаев, когда тоталитарные и авторитарные режимы рушились, оставляя после себя хаос и развал или еще более жестких диктаторов. Куда реже встречаются эпизоды, когда власть переходила к новым политическим силам относительно бескровно и без системного ущерба стране и обществу.

 

Сегодняшняя российская оппозиция кажется разобщенной, у нее нет явного лидера, и это обстоятельство ввергает в уныние многих сторонников перемен. Кто-то верит в харизму Алексея Навального; кто-то ставит на мудрость и культуру Бориса Акунина; кому-то по душе женская созидательность и профессиональные навыки Оксаны Дмитриевой. Но лидеры не берутся ниоткуда и не исчезают в никуда. Опыт оппозиционных движений, сумевших взять власть и не разбазарить доставшееся политическое богатство, показывает, что их лидеры могут отличаться самыми разными качествами. Упертый и эмоциональный электрик Лех Валенса стал первым свободно избранным президентом Польши, демонтировал коммунистическую систему, провел страну через тяжелое время экономических реформ. Писатель-интеллигент Вацлав Гавел, возглавив «бархатную революцию» в Чехословакии, оказался прагматичным политиком, переигравшим опытных бюрократов. Выросшая в семье филиппинской знати образцовая домохозяйка Корасон Акино победила диктатора Маркоса, ослабила влияние военных, провела конституционную реформу. Но при всех их различиях эти люди отличались важным качеством: они сумели не только взять власть в критический момент, но и отказаться от нее, когда общество и время выбрало кого-то другого. Как удалось столь разным людям противостоять соблазну власти и денег?

 

Дочь латифундиста, жена оппозиционера

 

В тот осенний день 1985 года пятидесятилетняя вдова с лицом школьной учительницы рано утром зашла в монастырь в пригороде Корасон Акино верила в закон и заставила поверить в него страну

 

Целых десять часов она не выходила из обители Смиренных Сестер Святого Духа Вечного Преклонения. Религиозная филиппинка напряженно молилась и медитировала, желая познать веление высших сил — идти ли ей в политику, уже отнявшую жизнь у ее мужа, с которым она по-прежнему ощущала духовную связь. Покидая монастырь, она была полна решимости бросить вызов всесильному Фердинанду Маркосу — чего бы ей это ни стоило. Cкромная домохозяйка верила, что победит.

 

Незадолго до этого президент Маркос, уже 20 лет железной рукой правивший страной, объявил о досрочных выборах главы государства, думая застать врасплох оппозицию, лишенную объединяющей ее фигуры. В предвыборной копилке Маркоса имелось немало достижений — впечатляющий рост экономики, множество реализованных инфраструктурных проектов, подавление терроризма. Он загнал коммунистических и исламистских партизан в удаленные уголки архипелага, обеспечив стабильность и мирную жизнь большинству филиппинцев. Оборотной стороной его правления было подавление оппозиции (целых восемь лет Маркос правил в условиях военного положения, арестовав большинство несогласных), вопиющий разрыв между богатым меньшинством и беднейшим большинством, концентрация имущества и капитала в руках приближенных к президенту людей, которым он передавал конфискованные у местных олигархов состояния.

 

США оказывали Фердинанду Маркосу поддержку, поскольку он твердо выступал против коммунизма и даже послал инженерный корпус в Брак Корасон и Бениньо казался классической гламурной историей. А стал политической драмой

 

Брак Корасон и Бениньо казался классической гламурной историей. А стал политической драмой. Внутри страны у него долгое время не было серьезных противников, ими являлись либо представители олигархических кланов, не имевшие массовой поддержки, либо мусульманские и маоистские экстремисты. Общество, уставшее от взрывов и убийств, спокойно отнеслось к решению президента в сентябре 1972 года ввести военное положение и отложить на неопределенный срок очередные выборы. В числе самых громких критиков Маркоса был Бениньо Акино, выходец из богатой помещичьей семьи, сделавший к тому времени стремительную карьеру. В 22 года — мэр, в 27 — вице-губернатор, через два года — губернатор, а в 34 — сенатор. Он отправился за решетку на семь лет после введения военного положения, расставшись со своей женой, матерью пятерых детей.

 

Корасон Акино, подобно мужу, происходила из влиятельного клана землевладельцев со смешанным китайско-испано-малайским бэкграундом, и она никоим образом не была «дочерью народа». Состояния отца хватило, чтобы послать девочку учиться в Америку вместе с сестрами. Вернувшись на Филиппины, Корасон поступила в университет изучать право, но прервала учебный курс, выйдя замуж за Бениньо — восходящую политическую звезду. Потянулись скучные будни в провинции, где делал первые шаги супруг. Молодая семья жила подчеркнуто скромно. Но после его ареста все изменилось.

 

В знак солидарности с мужем Кори (так ее звали на местный манер) отказалась от посещения вечеринок, салонов красоты, перестала покупать новую одежду. В 1980 году Бениньо выпустили для лечения в США, куда он уехал со всей семьей. Через три года он в одиночку вернулся на Филиппины для борьбы с Маркосом, но был убит выстрелом прямо в аэропорту.

 

Общественное мнение возложило вину на правительство. Корасон, прилетев на похороны мужа, стала свидетелем двухмиллионной траурной процессии. Убийство Бениньо стало катализатором усиления борьбы с режимом Маркоса. Мед давно превратился в патоку — филиппинцев возмущали известия о тысячах платьев в гардеробе президентской жены Имельды, стремившейся играть все большую роль в политике, перекрытие социальных лифтов для несогласных с его курсом, нарастание проблем, связанных с коррупцией. В этот момент Маркос и нанес удар по противникам объявлением внеочередных выборов, чтобы затем шесть лет править на законном основании.

 

Мирные военные

 

25 февраля 1986 года по манильским улицам, еще не остывшим от революционных событий, проезжал президентский кортеж: Корасон Акино направлялась на свою инаугурацию. Вот осталась позади автострада EDSA, которая дала свое имя революции. К удивлению шофера, Акино приказала ему останавливать автомобиль при каждом красном сигнале светофора. На архипелаге наступала новая эра…

 

Голосование состоялось 7 февраля. После затянувшейся паузы избирком объявил о победе Маркоса с преимуществом в три процента. Тут же в знак протеста против манипуляций с подсчетом и обработкой данных в отставку подали 30 компьютерных специалистов избирательной комиссии. Из всех провинций страны шел вал сообщений о подтасовках и давлении на избирателей. Высшие иерархи католической церкви на Филиппинах, в стране очень религиозной, объявили о своем несогласии с результатами выборов. Главный союзник режима, Америка, устами Рональда Рейгана также осудила Маркоса. Но, несмотря на ширящиеся протесты, на заседании парламента 15 февраля Фердинанд Маркос был провозглашен победителем. Корасон Акино покинула столицу и отправилась на остров Себу, чтобы оттуда руководить объявленной ею кампанией гражданского неповиновения.

 

В этот момент случилось решающее событие революции — в дело вступили военные, бывшие до последнего основной опорой Маркоса. 22 февраля два ключевых генерала страны — министр обороны Хуан Энриле и замначальника Генштаба и одновременно командующий полицейскими силами Фидель Рамос появились перед журналистами на незапланированной пресс-конференции и объявили, что они не признают итогов выборов и более не подчиняются Фердинанду Маркосу. Это был перелом. Военные части одна за другой переходили на сторону мятежников, которых поддержал архиепископ Манилы Хайме Син.

 

На автостраде EDSA, пересекающей столицу, начали собираться сторонники Акино, их число достигло двух-трех миллионов человек. Корасон Акино, узнав о демарше военных, вновь уединилась в монастыре и после раздумий решила незамедлительно лететь в Манилу, заручившись предварительно поддержкой генералов. Растерявшийся Маркос не знал, что делать, и беспрестанно советовался с посланником Рейгана Филиппом Хабибом, предлагавшим ему отречься и обещавшим убежище в США.

 

Тем временем Акино, находясь под защитой военных, объявила о своей инаугурации 25 февраля. В тот же день, хотя и почти без свидетелей, «инаугурацию» провел и Маркос, но спустя три часа после «вступления» в должность он сел в американский вертолет и отправился на авиабазу Кларк, откуда вылетел на Гавайи.

 

Королева 
компромиссов

 

Вольтер говорил о Боге: «Если бы его не было, его стоило бы выдумать». То же самое можно сказать о Корасон Акино. Своей мягкостью она олицетворяла мирную сторону революции, прикрывая теневую работу генералов — подлинных организаторов отстранения Маркоса от власти. Шесть лет ее президентства превратились в череду вызовов и кризисов, с которыми ей приходилось справляться. Более 10 раз предпринимались попытки переворотов — президентский дворец бомбили, а ее сын получил пять пуль, хотя и выжил. Но Акино всякий раз находила поддержку генералитета, хотя многие военные сочли предательством ее мирные инициативы в отношении мусульманских сепаратистов и коммунистических партизан. Именно в годы ее правления на Филиппинах случились крупнейшие природные бедствия страны в XX веке (извержение вулкана Пинатубо, манильское землетрясение 1990 года, тайфун Тельма). Но она смогла не только фокусировать внимание на спасательных операциях, но и выполнять предвыборные обещания — провела аграрную реформу, вывела военные базы США с Филиппин. При ней была принята новая конституция, восстановившая независимость трех ветвей власти и гарантировавшая основные гражданские и политические свободы.

 

Сильной стороной Акино стала способность к компромиссу при сохранении принципиальных пунктов программы. Она использовала ближайших сподвижников Маркоса для… демонтажа ими же созданной системы. Ее часто критиковали за союз с генералами, но за 25 лет на Филиппинах ни разу не было сорваны выборы и никто не попытался править более одного срока, положенного по конституции. Уйдя из власти, Кори не играла роль кукольника за кулисами, а прямо высказывалась о положении в стране, способствовав отставке в результате импичмента президента Джозефа Эстрады и не побоявшись критиковать незадолго до собственной смерти сменившую его Глорию Арройо, когда та попыталась нарушить закон, за что и была арестована в ноябре 2011 года.

 

Филиппинское общество изменилось мало. Клановость, коррупция, бедность — по-прежнему его неотъемлемые черты. Но все, что Акино обещала в политической сфере, было выполнено, и достижения революции 1986 года ревизии не подверглись. Олицетворением национального примирения — главной заслуги Корасон Акино, которую в августе 2009-го хоронила буквально вся страна, — стало то, что ныне президентом Филиппин является ее сын Бениньо-младший, а в двух палатах парламента заседают жена и сын Маркоса, дочь же его избрана губернатором.

 

Источник: Forbes.ru

 

Автор: Максим Артемьев

завотделом политики интернет-журнала «Новая политика»