cоздание сайта недорого

Даша Севастопольская - одна из первых сестер милосердия

 

altДаша Севастопольская (настоящее имя Дарья Лаврентьевна Михайлова, по мужу Хворостова) 1836 — 1892 г. — одна из первых военных сестёр милосердия, героиня обороны Севастополя в Крымскую войну 1853—1856 гг.

 

Возможно, сегодня она смогла бы занять место Матери Терезы... Правда, «матерью» бойцы Крымской войны ее не могли называть: Даше было тогда 18 лет. Кто-то кликал ее «дочкой», а чаще - «сестренкой» или - «сестрой». Истекающие кровью солдаты верили в чудотворную силу этих девичьих рук, по наитию врачующих их раны. Даша спасала людей не по долгу медика, а по велению сердца, движимая милосердием. Именно отсюда и появилось в русской речи устойчивое словосочетание «сестра милосердия», наполненное нравственным и философским смыслом, воплотившее в себе образ возвышенной жертвенной души.

 

 

 Источник: http://blogs.mail.ru/inbox/midget_/A583DF38A021EB4.html 

 

...В начале сентября 1854 года девушка Даша с Корабельной стороны Севастополя вдруг отрезала косы, переоделась в матросскую форму, продала оставшийся от родителей дом, все свое сиротское имущество. Взамен она купила лошадь с повозкой, множество одеял и белого полотна, бутыли с уксусом и вином. Соседи думали, что она «тронулась» умом после тяжелых переживаний по погибшему отцу и решила отправиться на все четыре стороны. Но повозка двинулась к берегам Альмы, туда, где шло одно из тяжелейших сражений Крымской войны - Альминское.

 

Эта «карета горя», как прозвали жители Корабельной стороны повозку «помешавшейся сироты», стала первым в истории перевязочным пунктом на поле боя, а сама Даша - первой медсестрой милосердия. По воспоминаниям знаменитого русского хирурга Николая Пирогова, положение раненых в период обороны Севастополя было исключительно тяжелым. «Горькая нужда и медицинское невежество соединились в баснословных размерах», - писал он. Не хватало врачей, не было транспортных средств для доставки раненых в госпитали, и они часто лежали на голой земле без всякой помощи. К ним-то и являлась Даша, как светлый ангел, как последняя надежда. Девушка обеззараживала раны уксусом, перевязывала раненых, утешала их теплыми словами: «Потерпи, любезный, все будет хорошо, миленький...» У нее не было медицинского образования, и поэтому приходилось действовать, опершись на простонародный опыт. Своим милосердием она не обделяла и «чужих» раненых - англичан, французов, итальянцев, турок. Самоотверженность Даши Севастопольской была названа «подвигом гуманизма».

 

Подлинная фамилия Даши долго оставалась неизвестной, ее личность обрастала фантазиями, мифами. Если бы ни случай, возможно, никто бы так и не узнал ни ее настоящего имени, ни подробностей жизни. Через 128 лет после окончания Крымской войны, в 1984 году, в Центральном государственном военно-историческом архиве СССР (ныне - Российский государственный военно-исторический архив) при случайных обстоятельствах удалось найти документы, проливающие некоторый свет на биографию легендарной сестры милосердия.

 

Даша родилась в ноябре 1836 года, рано потеряла мать. Из рапорта генерал-адъютанта А.И.Философова (двоюродного дяди поэта Михаила Лермонтова) стало известно, что она - дочь матроса 10-го ластового экипажа Лаврентия Михайлова, убитого при Синопском сражении. Гражданским подвигом дочери матроса был потрясен сам император Николай I, который пожаловал ей золотую медаль с надписью «За усердие» на Владимирской ленте для ношения на груди. По указанию царя, сестре милосердия выдали 500 рублей серебром. Было заявлено также, что по выходе замуж его Величество пожалует ей еще тысячу рублей серебром на обустройство быта».

 

Во время севастопольской обороны Даша жила в полуразрушенном домике на Северной стороне города, в Сухой балке, вблизи батареи №4. В результате Восточной войны, так печально закончившейся для империи, Севастополь был сдан. Однако по условиям Парижского договора от 1856 года Россия вернула себе этот город, уступив Турции южную часть Бессарабии и крепость Карс, отказавшись от протектората над православными подданными Османской империи в Сербии и Валахии. Россия утратила даже право иметь флот на Черном море, но сохранила за собой Севастополь, порт, основанный Екатериной Великой.

 

Из архивных документов стало известно также, что летом 1855 года Дарья Михайлова вышла замуж за рядового 4-го ластового экипажа Максима Хворостова и получила обещанные императором 1000 рублей серебром.

 

После войны Севастополь лежал в руинах без малого два десятка лет, и жители покидали город. Даша купила трактир в поселке Бельбек, но роль хозяйки трактира оказалась не по душе прирожденной сестре милосердия. Продав имущество, они с мужем подались в Николаев, к морю. Но вскоре матрос тяжело запил, и Даша одна вернулась в Севастополь. Здесь, на родной Корабельной стороне, она тихо и скромно прожила до конца дней. По воспоминаниям старожилов, Дарья Лаврентьевна Хворостова умерла в 1910 году и похоронена на кладбище в Доковом овраге. За могилой никто не ухаживал, и со временем она была утрачена.

 

Сегодня немногими «материальными» напоминаниями о Даше Севастопольской являются старинная картина, запечатлевшая ее, перевязывающую голову раненого, литой бюст в Панораме обороны Севастополя, а также отраженный в ней сюжет: девушка под пулями несет воду для раненных солдат.

 

Гуманистический пример Даши воспламенил многие женские души. Вслед за ней ухаживать за ранеными взялись другие севастопольские патриотки - жены, сестры и дочери участников обороны. Как и Даша, золотыми медалями «За усердие» на Владимирской ленте были награждены сестры Крыжановские - Екатерина, Васса и одиннадцатилетняя Александра. Но все они не были медиками, в которых очень нуждался хирург Николай Пирогов. И тогда он призвал «употребить все свои силы и познания для пользы армии на боевом поле» медсестер Крестовоздвиженской общины Петербурга, созданной по инициативе и на средства княгини Елены Павловны Романовой, вдовы младшего брата императора Николая I. Уже в ноябре 1854 года из столицы в Севастополь прибыли три отряда сестер милосердия. И их помощью Пирогов смог за 12 дней навести порядок в госпиталях.

 

Сестры милосердия тех лет - девицы и вдовы «благородного происхождения», аристократки. Среди тех, кто, по словам Пирогова, «безропотно перенес все труды и опасности, бескорыстно жертвуя собою с геройством, которое бы сделало честь любому солдату», были дворянки Екатерина Грибоедова - сестра писателя и дипломата Александра Грибоедова, Екатерина Бакунина - дочь сенатора, внучатая племянница фельдмаршала М.И.Кутузова, баронесса Э.Лоде и другие.

 

Но случилось так, что первой в мире сестрой милосердия была названа англичанка Флоренс Найтингейл, и Британия уже никогда от этого не откажется, несмотря на факты. 5 ноября 1854 года Найтингейл прибыла с 38-ю женщинами из Великобритании в турецкий госпиталь Скутари, после чего значительно уменьшилась смертность раненых. В Крыму «леди с лампой», как прозвали англичанку, появилась 25-26 апреля 1855 года. К этому времени русские сестры милосердия уже 4 месяца трудились в местах военных действий. А Даша Севастопольская приступила к этому благородному делу и того раньше.

 

Ныне на месте боев Восточной (Крымской) войны стоят памятники всем погибшим - русским, туркам, итальянцам, французам, англичанам. Есть и «Памятник примирения» - символ последней «точки» в истории этой войны. Англичане заявили, что хотят поставить в Балаклаве памятник Флоренс Найтингейл, у них - благодарная память. Память русских, к сожалению, короче и небрежней: никто не спешит с памятником Даше Севастопольской. Город русских моряков Севастополь 13 лет назад стал украинской территорией, и теперь здесь больше заняты тем, что ищут «украинские корни» у русской сестры милосердия. Впрочем, памятник Даше уже стоит давно и прочно, он нерукотворный, у него лучшее место - в памяти народной.