Гипатия Александрийская: жизнь за науку - She-Win

Гипатия Александрийская: жизнь за науку

05.06.2018 КАТЕГОРИЯ: Наука

Гипатия (Ипатия) Александрийская 370(?)— 415 — женщина-учёный греческого происхождения, философ, математик, астроном. Преподавала в Александрии. Одним из ее самых известных изобретений считается астролябия — старейший из астрономических инструментов, который до XVII века использовался моряками, как навигационный прибор (Гипатия была осуждена на смерть, один из пунктов обвинения, помимо колдовских ритуалов, включал обвинение в использовании астролябии).

 

О жизни Гипатии в 2009 году снят исторический фильм «Агора» режиссёра Алехандро Аменабара.

Это были «времена больших перемен» – античный греко-римский мир рушился, а его место занимал мир христианский, тогда очень мало почитавший блестящую культуру «язычников» – уничтожались храмы и статуи, сжигались бесценные книги.

Высокой культурой, старинными, восходящими к Евклиду, научными традициями, а также знаменитой библиотекой славилась тогдашняя Александрия, где после упадка Афинской школы формировалась международная среда интеллектуалов со всех сторон света – философов, математиков, риторов, теологов. Женщин среди них не было. Гипатия Александрийская – случай исключительный.

Она была дочерью Теона Математика, известного астронома и механика, от которого получила первые знания в точных науках. Мать ее умерла при родах, и девочка жила с отцом в Александрийском «Мусейоне» («Храм и святилище муз») – одном из культурных центров античного мира. Рядом находилась богатая Александрийская библиотека, основанная и собранная наследниками Александра Македонского, где когда-то работали Евклид, Аполлоний Пергамский, Клавдий Птолемей…

 

Гипатия довольно рано проявила интерес к книгам и наукам. С увлечением занималась геометрией, наблюдала в звездные ночи небо. Девочка отличалась удивительной сообразительностью и способностью к наукам, обнаружив поразительные успехи в геометрии и астрономии, и… вскоре дочь превзошла в них отца – слава Гипатии затмила славу Теона, как считали современники, она была по природе «талантливее и утонченнее отца».

 

Дочь не только изучала труды известного астронома и математика Клавдия Птолемея – многолетние наблюдения позволили ей внести в его труд ряд поправок и составить более точные астрономические таблицы к геометрии и астрономии. Она обогатила эти науки такими понятиями, как гипербола, парабола, эллипс. Вдобавок к этому, у нее был талант к механике, она могла сама делать мудреные приборы для астрономических измерений. Синезий, епископ Птолемея, ее преданный друг, просил помощи Гипатии в конструировании астролябии и гироскопа, которые в ходу были на кораблях аж до семнадцатого века. Ее изобретениями пользовался Коперник при расчетах времени восхода и захода светил. А когда мы хотим выверить горизонтальную поверхность, то используем придуманный Гипатией пузырьковый уровень.

 

Девушка поражала современников своей разносторонностью: занимаясь и обучая других математике, что включало арифметику, геометрию и «вершину знаний» астрономию, она с не меньшим блеском рассказывала ученикам о Гомере, о греческих скульпторах, о драматургах и трагиках. Не была забыта также и музыка. Но свою основную задачу видела она в раскрытии «тайны бытия».

 

Широта интересов, удивительная работоспособность, острота ума, глубокое понимание Платона и Аристотеля снискали Гипатии уважение мудрецов Мусейона. В спорах и диспутах она затмевала всех проповедников христианских доктрин в Северном Египте. «Учить людей верить в суеверия – самое чудовищное и преступное дело», – говорила она. Молва о необыкновенных ее познаниях распространялась, к ней стекались ученики и из других земель – она стала гордостью Александрии. Ее сравнивали сразу с тремя богинями: Афиной по уму, Герой по осанке и Афродитой по красоте.

 

Философские лекции девушка читала всем желающим, независимо от веры или страны. Уже в 390 году (ей было тогда 20 лет) вокруг Гипатии образовалась постоянная философская «академия». Особенно любила она излагать и толковать сочинения Платона, приучая своих слушателей относиться к философии как к «самой непоколебимой из всех непоколебимых вещей».

 

Ее называли умнейшей, скромнейшей и лучшей из философов. А она повторяла и повторяла: «Сохраняй свое право на размышление – мыслить неправильно лучше, чем не думать совсем».

Современники Гипатии отметили, что «в споре она была быстра и изобретательна, а в любом деле – известна своим благоразумием и гражданской добродетелью». А также скромностью – она всю свою жизнь носила, как того требует звание философа, поношенный плащ, и, вопреки обычаю, появлялась на улицах Александрии без сопровождения. Многие ученые видят в Гипатии символ погибающей эллинской культуры, последнее воплощение «духа Платона и тела Афродиты».

 

Посещение дома Гипатии вошло в Александрии в моду, стало эмблемой образованности и утонченности; вокруг нее собирался весь цвет ученой Александрии. Сам префект-христианин нередко бывал ее гостем. И это тогда, когда христианские императоры Го-норий и Феодосий II издали специальный закон, запрещающий занятия математикой и астрономией.

 

Во многом помогал своей наставнице в научных опытах лучший из ее учеников афинянин Полисфен. Их сближало родство душ, общность взглядов на мир и преданность делу служения Истине. Их отношения вскоре переросли в мощный союз, где, дополняя друг друга, они создавали ту особую атмосферу, в которой рождались новые философские, астрологические и научные труды.

 

Тем временем христианство в Александрии продолжало бороться с язычеством. В 391 году разъяренная толпа под руководством епископа александрийского Феофила, прозванного в народе «христианским фараоном», ворвалась в Мусейон. Варвары всех времен и народов первым делом уничтожали источники знаний. Был разрушен и разграблен прекраснейший языческий храм – Серапетум и «заодно» находившаяся неподалеку Александрийская библиотека.

 

Испуганный Теон запер дочь в доме, чтобы та не поспешила на бесполезную защиту обители знаний. Гипатия долго не могла вернуться к обычной жизни, носила траур, а сняв его, ушла в науку так, как другие уходят в монастырь, целиком и полностью посвятив себя математике, астрономии, механике, философии. Умирая, Теон попросил дочь не вмешиваться в религиозные и политические распри, которые только отнимают время от науки и обучения.

 

Епископу Феофилу, разорившему александрийскую библиотеку и забравшему себе ее ценности, этого было мало. Был принят закон, предписывающий всем математикам, которых причисляли к астрологам, отречься от богопротивных взглядов и покаяться.

 

Гипатию это не коснулось возможно только по одной причине – епископу льстило, что александрийская философская школа считалась лучшей в мире. Впрочем, трудно предположить, чем руководствовался тщеславный «пастырь». Долго так продолжаться не могло.

 

На смену Феофилу пришел Кирилл Александрийский, который фактически правил Александрией. Когда-то и он слушал лекции Гипатии. Но слава Мудрейшей не давала покоя. Язычница! Женщина! Гений! Будучи человеком недалеким, хоть и плодотворно пишущим, он предпочел силой справиться с той, с кем не смог бы справиться словом. Подосланные Кириллом люди разгромили дом Гипатии.

 

Она переселилась к друзьям и продолжала свои занятия. Долгое время, хотя Гипатия не приняла христианства и осталась верной старым богам, ее не трогали – ведь это была «слава города». Но однажды она позволила себе указать в публичной лекции, собравшей огромное количество слушателей, на то, что Кирилл ложно толкует Платона. Узнав об этом, епископ якобы сказал евангельскими словами: «Смоковницу, не приносящую доброго плода, срубают и бросают в огонь», и натравил религиозных фанатиков на «соперницу». Гипатию затащили в христианский храм и там до смерти побили камнями. Останки сожгли на костре… А с ней угасла и неоплатоническая школа Александрии. Многие ее ученики были убиты, оставшиеся в живых покинули город – так произошел упадок Александрии, как образовательного и научного центра.

 

Кирилл же, после смерти канонизированный как святой, всю оставшуюся жизнь посвятил «изыманию из оборота» научных трудов легендарной женщины. Он в этом преуспел – все написанное ею было уничтожено. Хотя ее сочинения и погибли, некоторые намеки на их природу можно извлечь из утверждений ее современников. Гипатия, судя по всему, написала комментарии к «Арифметике» Диофанта и к «Астрономическому канону», а также к «Коническим сечениям» Аполлония из Пергама.

 

После вероломного убийства Гипатии Полисфен пережил сильнейшую духовную драму, однако потеря близкого человека не сломила его. Он стал ярым популяризатором идей своего учителя, а через два года сам погиб от кинжала одного из убийц наставницы. В книге «Под звездами Александрии», написанной незадолго до смерти и посвященной любимой, можем прочитать у Полисфена чудесные строки: «В темной синеве расступившихся облаков я увидел алмазное скопление плеяд, которое украшала самая яркая звезда на небосклоне. Ее луч вдруг коснулся моего сердца, и я с трепетом ощутил ту великую силу, которая, не умирая в веках, будет проливать на землян чудесные дары красоты, учености и героизма».

 

В новые времена ученые назвали именем Гипатии кратер на Луне.

Гипатия Александрийская: жизнь за науку
Rate this post