cоздание сайта недорого

Юлия Троицкая - россиянка повелевает штормами с помощью науки

 

Юлия Троицкая - доктор физико-математических наук, завотделом нелинейных геофизических процессов Института прикладном физики РАН, профессор Высшей школы общей и прикладной физики Нижегородского госуниверситета. Обладатель гранта президента РФ для поддержки научных исследований молодых российских учёных-докторов наук.

 

alt

 

 

Для нижегородцев ураганы, шторма – это «герои» фильмов-катастроф или пугающие природные явления из выпусков новостей. А доктор физико-математических наук Юлия ТРОИЦКАЯ, ведущий научный сотрудник Института прикладном физики РАН и просто очаровательная женщина, не просто изучает ураганы. Она умеет их создавать!

 

Фабрика бурь

 

- Юлия Игоревна, как же вы, такая хрупкая, укрощаете ураганы?

 

- Мы, конечно, не укрощаем ураганы (улыбается) – мы их исследуем и моделируем. Наша задача – описать взаимодействие между ветром и волнами. Учёные из США в своё время выяснили: по непонятным для нас причинам при сильном ветре поверхность океана выравнивается, её сопротивление уменьшается – и ураган раскручивается до огромных скоростей, до 60мс. Почему? Разгадать эту загадку нам было жутко интересно. В гидрофизическом бассейне нижегородского института прикладной физики мы построили ветровой канал, где и создали ураган.

 

- Получается, в центре Нижнего вы создали фабрику бурь?

 

- Да, создали шторм в безопасных лабораторных условиях. Мы воочию убедились в аномальном сопротивлении. На поверхности океана есть волны – огромные бугры, которые препятствуют движению воздуха. В теории, чем больше ветер, тем выше волны, поэтому сопротивление должно расти со скоростью ветра. Мы открыли, что ветер просто сдувает верхушки волн и выглаживает, как утюгом, океан. Причина – в чисто механическом воздействии. Наш ураган мы сняли на новую скоростную камеру.

 

- Можно ли предсказать ураган?

 

- Очень много вопросов остаётся, данные у разных авторов разнятся – в мире есть несколько школ, предлагающих свой механизм образования ураганов. Натурные исследования проводить очень опасно и дорого.

 

Если ураган возник, его можно отследить из космоса по облачной структуре, но если в атмосфере образовалась тропическая депрессия – зародыш урагана, не предсказать, разовьётся ли он в шторм. Есть целый ряд признаков, способствующих образованию бурь, но точное место не указать.

 

«Агитнуть за гидру»

 

- Как в вашей жизни родилась любовь к ураганам?

 

- Это семейное – мама занималась физикой твёрдого тела. Вот я и поступила на радиофак Горьковского университета. А там уже погружение в науку было естественным. В 1980-е годы в Горьком был идеал: надо работать в науке! К нам ещё на первом курсе пришёл «вводить нас в специальность» Анатолий Фабрикант, молодой учёный,– как сам выразился, «агитнуть за гидру», за гидрофизику. А с третьего курса я стала заниматься гидродинамикой у известного учёного Льва Островского… Так, изучая взаимодействие волн и ветра, до докторской и доработала (улыбается).

 

- Нижний от океана далеко, а ураганы – проблема мировая. Удаётся ли бывать в экспедициях?

 

- У нас хорошие контакты со столичными коллегами, специалистами по проблемам океанологии. В рамках федерального мегагранта мы участвовали в конце прошлого года в экспедиции - это был трансатлантический рейс – из Роттердама (Нидерланды) до Ушуаи (Аргентина). Мы получили много данных в разных условиях, в том числе в любимых - штормовых. К примеру, в Бискайском заливе встретили скорость ветра до 28 мс. Мы активно сотрудничаем с одним из ведущих специалистов в мире по ураганам из Майами – профессором Марком Донеланом. Ездим на международные конференции, делимся результатами наших открытий. Сейчас рассматриваем возможности сотрудничества с нашим бывшим коллегой, работающим в Австралии, - профессором Александром Бабаниным.

 

Катастрофы не будет

 

alt

 

 

- Как вы считаете, насколько актуальны сейчас исследования ураганов?

 

- Исследование экстремальных явлений сейчас действительно актуально – они наиболее опасны, сталкиваться с ними мы стали чаще. Нужно уметь предсказывать, где можно встретиться со штормом и какая у корабля должна быть защита. Океан от нас далеко, а вот неспокойное Горьковское водохранилище близко. Волны здесь могут быть большими, и просто опасными для маломерных судов. Вспомните, трагедию с «Булгарией»! Ветро-волновой режим водохранилищ мало изучен. Метеостанции измеряют скорость ветра на берегу, а ведь на акватории она в 2-3 раза выше. Это нужно учитывать.

 

И ещё один немаловажный факт нашей деятельности – изучение проблемы подъёма уровня Чебоксарского водохранилища. Тут существует масса научных проблем, в том числе и с позиций гидрофизики.

 

- Вы фильмы-катастрофы смотрите?

 

- К своему стыду, совсем не смотрю. Но моя приятельница Ирина Репина, ведущиий научный сотрудник Института физики атмосферы РАН в Москве, занимается натурными исследованиями в Арктике и бывала в ситуации сродни фильму «Идеальный шторм». Её группа на небольшом судне в море Лаптевых попала в полярный ураган. Это страшно – огромные волны с 8-этажный дом. Слава богу, я в таких условиях не бывала. Конечно, фильмы утрированы. В них все процессы сжаты во времени. Реальный масштаб климатических изменений на Земле – порядка 30 лет. Можно ожидать, что за это время человечество сумеет придумать технологии противостояния. Катастрофических событий вселенского масштаба быть не должно из-за постепенности всех явлений на планете. А фильмы-катастрофы имеют благую цель – привлечь внимание общества к проблеме. Для науки это, в конечном счёте, полезно.

 

http://www.aif-nn.ru/society/details/108260