cоздание сайта недорого

Мария Бочкарёва - создала первый женский батальон в истории русской армии

 

alt

"А что, если я поеду в Америку? …

Если я, все-таки доберусь туда, и к другим нашим союзникам…и вернусь обратно с армией и оружием, тогда вы пойдете за мной?

Да, мы пойдем! Да! Мы знаем, что ты не продажная, ты – одна из нас!- закричали они…"

Яшка: моя жизнь крестьянки, офицера и изгнанницы”

 

Исаак Дон Левин

 

Исаак Левин, уроженец Одессы, начинающий американский журналист, впоследствии сделавший карьеру на антикоммунизме, написал эту книгу после многочасового интервью с командиром женского батальона смерти, Марией Бочкаревой.

 

Марию в то время знал весь мир, ее изображения печатались в иллюстрированных журналах, рассказывавших в подробностях о жизни батальона, ее узнавали на улицах, ее представляли высокопоставленным лицам, за ней по пятам ходили фотографы, у нее брали интервью иностранные журналисты.

 

Когда она добралась до Америки, ее с почетом приняли американские суфражистки, они же организовали ей встречу с президентом Вильсоном. Мария рассказала президенту о страданиях русского народа и попросила организовать интервенцию, чтобы помочь России. Президент, рассказывают, был очень растроган и пообещал сделать все возможное. Потом были Англия, встреча с английскими суфражистками и королем Георгом V и опять просьбы, а потом - путь домой через Архангельск под охраной союзников…

 

Но сначала у Марии была другая жизнь - безрадостная крестьянская. Не было в ней ни счастья, ни любви, лишь разочарование в мужчинах, нужда, скитания и безнадежность. Вот и надумала Мария, податься в солдаты: “ У солдата есть оружие, чтобы бороться за собственную жизнь, а у женщины нет ничего.”

 

К удивлению многих она получила разрешение Николая II на поступление в полк.

 

Так началась ее мужская жизнь.

 

Марии так хотелось стать настоящим солдатом, что ради этого она решила отказаться от всего женского. Она срезала волосы и надела солдатскую форму,превратившись в мальчишку, сменила она и имя, попросив называть ее Яшкой.

 

Чтобы окружающие окончательно поняли, что она теперь - не женщина, на все мужские домогательства Яшка отвечала увесистыми кулаками. Желание стать мужчиной было таким сильным, что она курила и пила наравне с товарищами, ругалась, участвовала на равных со всеми, будь то перекур, потасовка, дружеская беседа, ухаживание за женщинами под общий хохот , или поход в публичный дом.

 

Проверка в бою показала, что бесстрашию Яшки не было границ. Когда выяснилось, что Яшка вынесла из боя около 50-ти товарищей, ее наградили первым георгиевским крестом. Однако, после следующего представления к кресту, она, как женщина, получила лишь медаль.

Но иногда то, что она – женщина, помогало: не наказали ее за поход с товарищами в публичный дом, удалось выдать себя за солдатскую жену, когда попала в плен к немцам.

 

Вскоре никто уже над Яшкой не потешался, даже при совместном посещении бани ее товарищи удерживали от шуток новичков, Яшку признали равной. Ее любили товарищи, выделяло начальство, и Яшкина жизнь была наполнена смыслом – служением отечеству, все было в ней ясно и просто.

 

Новый этап в жизни Бочкаревой начался с возвращением в полк после тяжелого ранения. Она получила еще один георгиевский крест и звание унтер-офицера, теперь она сама командовала взводом из 70-ти человек. По этому поводу ее пригласили отобедать с офицерами , впервые в истории подразделения, унтер-офицер получил приглашение отобедать с высшими чинами. Сколько будет еще впереди этих званых обедов с генералами и политиками…

 

Иногда она будет рассказывать о них так: "была на обеде с иностранными дипломатами, о чем шла речь, сказать не могу, потому что говорили на иностранном языке..."

 

Так началась звездная жизнь Яшки.

 

Еще в госпитале, сестра милосердия , меняя Бочкаревой повязку и обсуждая дезертирство на фронтах , воскликнула: ”Мужчины – просто толпа трусов, опьяненная свободой”. Скоро Яшке самой пришлось столкнуться с этой проблемой...