cоздание сайта недорого

Наталья Разумовская (Розумиха) - как простая казачка покорила императрицу

 

 alt

 

Дорогие друзья, хочу познакомить вас с моим новым произведением. Работа в газете отрывает от личного творчества заставляя заниматься самыми разными исследованиями с последующим изложением. И так - эта дама немного "подвинула" лорда Эрола, но не надолго. А свое повествование о ней я представляю на ваш суд.

 

Продолжая рассказ о фамильных портретах Уваровых из коллекции муромской Художественной галереи, нельзя обойти вниманием, еще одну известную представительницу этого рода. Из золоченной рамы, на посетителей смотрит далеко не светская дама, женщина с умным и добрым лицом. Вызывает недоумение ее простой наряд малоросской казачки, к которому приколот … медальон с портретом императрицы Елизаветы в дорогой оправе. Тут невольно возникает вопрос, как портрет крестьянки (пусть даже и с портретом государыни) оказался среди изображений дворян и вельмож?

 

А ответ на него довольно прост! Эта казачка – Наталья Демьяновна Разумовская, прапрабабушка А. С. Уварова, родоначальница блестящего дворянского семейства, оставившего немалый след в русской истории. Судьба этой женщины удивительна, изменчива, и где-то даже необычна. О ней сегодня и будет наш рассказ.

 

«Шо то за розум?»

 

В пору юности Наталья, дочь реестрового казака Демьяна даже и не мечтала о той завидной доли, что приготовила ей судьба. К тому же в молодые годы в ее жизнь редко бывали светлые денечки.

 

Родилась казачка в селе Адамовка Козелецкого повета Черниговской губернии, в самом конце XVIIвека. Девушку рано выдали замуж за казака хутора Лемешей Григория Яковлева, и этот брак трудно было назвать удачным. Муж Натальи был ярым поклонником «зеленого змея», а будучи во хмелю частенько буянил и сильно поколачивал свою жену. При этом лихой казак почти совсем не интересовался хозяйством. Все домашние дела тяжким грузом легли на плечи Натальи Демьяновны. Умная и трудолюбивая женщина, с утра до ночи не разгибавшая спину, вскоре заслужила любовь и уважение всех жителей своего околотка. О доме Розумов сохранилось такое воспоминание.

 

«Хата Розумихи стояла среди Лемешей, по правую сторону почтовой дороги от Козельца в Чернигов. На потолке её, во всю длину, красовался драгоценный сволок, (то есть фриз), со следующею резною надписью: «Благословением Бога Отца, поспешением Сына (за ними изображение креста), содействием Святого Духа создася дом сей рабы Божией Натальи Розумихи. Року 1711 мая 5 июня». В таком виде сохранилась хата эта до 16 июня 1854 года, когда пожар уничтожил её дотла.»».

 

Теперь нам стоит разобраться, откуда же взялось это имя - Розумы, давшее начало знаменитой дворянской фамилии? А рождение его было более чем прозаичным.

 

С годами казак Григорий стал постоянным посетителем местного шинка. И там опрокинув очередную чарку хмельного напитка, частенько кричал: « Гей! Що то за голова, що то за розум!» Сей присказке, отдающей огненной горилкой, обязан род казака Григория прозвищем - Розумы. Крепко прилепилось оно и к жене выпивохи и к его отпрыскам.

 

У четы Розумов родилось шестеро детей - три сына и три дочери. С малых лет ребята были привычны к тяжкому сельскому труду. Работали они в поле и пасли скот, что б хоть как-то помочь матери прокормить большое семейство. И только один из сыновей – пастушок Алеша, не радовал своих родителей. Так уж получилось, что мальчик полюбил совсем не крестьянские занятия. Будучи от природы наделенным чудным голосом Алексей часто пел в храме во время службы, и так он подружился с дьячком из села Чемер. Тот обучил отрока «мудрости книжной», а с этого и начались все неприятности младшего Розума. Увлекшись чтением Алеша, стал брать книги с собою в луга на выпас. А там так зачитывался, что забывал следить за скотиной. Оставшись без присмотра коровы и овцы, в полной мере пользовались предоставленной свободой. Забредали они на соседские поля, вольно гуляли по лесу, и становились легкой добычей кровожадных волков.

 

Выслушав жалобы соседей на нерадивого отрока, и, подсчитав убытки, Григорий решил основательно заняться воспитанием сына. Для начала батька крепко высек будущего «ночного императора», но жестокая порка не возымела действия. Настырный умник продолжал «портить глаза» и «упускать скотину», и даже регулярное «наставление розгами» не добавляло ему «ума-розума». Эта «воспитательная работа» чуть не завершилась трагедией. Будучи в сильном подпитии, батька решил пустить в ход «тяжелую артиллерию». Григорий, схватив топор, некоторое время гонялся с ним за Алексеем по двору. А когда казак понял что ему не догнать сына, метнул топор в его голову. Сейчас можно только предполагать, что бы было с родом Розумов, если б тогда страшное орудие достигло цели. Но по счастью Алексей успел увернуться. Эта ссора заставила юношу навсегда покинуть отчий дом. Приютил будущего «придворного соловья» в своей хате его друг, дьячок из села Чемер.

 

Вдовья доля

 

После ухода Алексея несчастья одно за другим посыпались на дом Розумов. Вскоре скончался старший сын Натальи Данила, оставив на попечение матери свою малолетнюю дочь. Затем умер от горилки, окончательно спившийся казак Григорий. А в доме наступила полная нищета. Младший сын Кирилл был еще очень мал, что б взвалить на себя ношу кормильца семьи. А Алексей….

 

В ту скорбную пору оплакала Наталья Демьяновна и второго своего сына, так как считала Алешеньку пропавшим без вести. Как-то проезжал через село Чемер, где у друга-дьячка жил младший Розум столичный полковник Вишневский. Возвращался сановник из Венгрии, где закупал для государыни Анны Иоанновны вина заморские. Он зашёл в церковь, услышал там пение Алексея Розума и настолько был очарован его голосом, что уговорил Наталью Демьяновну отпустить сына с ним в Петербург. С тех пор казачка Наталья не получила от сына не единой весточки.

 

Между тем надо было как-то жить дальше, растить малых детей и внучку. А дела с каждым днем шли все хуже и хуже. И вот однажды настал день, когда в доме совсем не осталось, ни хлеба, ни денег. И пришлось тогда Наталье Демьяновне, через казачью гордость переступить - решилась она идти в Козелец, надеясь милостынею добыть кусок насущного хлеба. По возвращении в хутор Лемеши, казачка получила известие от пропавшего сына Алексея. Вскоре пришли от него и небольшие деньги, которые немного выправили положение семьи Розумов.

 

Наталья Демьяновна на эти средства открыла небольшую корчму, что в Малороссии не считалось зазорным. Благодаря уму и деловой хватке, дела казачки быстро пошли в гору. Корчма приносила неплохую прибыль – деньги на приданое дочкам. А женихи не заставили себя долго ждать: одну из дочерей посватал ткач Климович, другую закройщик Осип Закревский, а третьей достался реестровый казак Ефим Дараган. Решилась участь и младшего сына Кирилла . Его Наталья отдала на выучку Чемерскому дьячку, с легкой руки которого так повезло ее сыну Алексею.

 

«Мои сыновья родились счастливыми!»

 

Между тем в Петербурге Алексей Розум делал стремительную карьеру. Прибыв в столицу Вишневский представил своего питомца к тогдашнему обер-гофмаршалу графу Рейнгольду Левенвольде, а последний поместил молодого малороссиянина в придворный хор.

Однажды цесаревна Елизавета Петровна присутствовала при богослужении в придворной церкви, была поражена голосом Розума и потребовала, чтобы он был представлен ей после окончания литургии. Его красота поразила великую княжну ещё более, чем голос, и она попросила Левенвольде уступить ей молодого певчего. Граф согласился, и Алексея перевели ко двору Елизаветы Петровны. С тех пор певчий цесаревны стал называться Разумовским, и под этим именем вошел он в русскую историю.

Однако его голос вскоре начал пропадать, и из певчих он был переименован в придворные бандуристы. Но у судьбы для Розумов было припасено немало самых разных сюрпризов.

 

Все эти перемены в жизни Алексея проходили в тяжелый для цесаревны период. Императрица Анна Иоанновна, дабы наказать легкомысленную родственницу-сестрицу за разгульный образ жизни, приказала сослать на Камчатку ее возлюбленного Алексея Шубина.

Арест и горестная судьба этого «сердечного друга» произвели сильное впечатление на великую княжну. Она долгое время была неутешна, тосковала о своём любимце и даже намеревалась принять иноческий сан в монастыре. Когда первые порывы грусти прошли, цесаревна почувствовала себя совершенно одинокою среди враждебно настроенного к ней петербургского двора. Вот в это-то время она и обратила более пристальное внимание на молодого красавца Розума, (хотя уже не Розума, а Разумовского). Спустя некоторое время он был произведён в управляющие одного из имений цесаревны. Мало-помалу и другие недвижимые имущества, а вслед за ними и весь небольшой двор Елизаветы Петровны очутились под ведением Алексея Григорьевича, – одним словом, удачливый казак занял место сосланного Шубина.

 

В перевороте, возведшем на престол Елизавету, Разумовский играл очень видную роль и был пожалован в поручики лейб-кампании, с генеральским чином. После коронации государыни Разумовский получил звание обер-егермейстера и целый ряд имений в Великоросссии и Малороссии.

 

Осенью 1742 г. Алексей Разумовский тайно обвенчался с императрицей Елизаветой Петровной в дворцовой церкви в подмосковном имении царицы селе Перовом. Теперь его положение при дворе окончательно упрочилось.

 

Такое повышение его скоро стало известно по всей Украине, и прежнюю Розумиху, теперь госпожу Разумовскую, знали не только по всему околотку, но даже и в Глухове (в то время город был столицей Войска Запорожского и административным центром Малороссийской губернии). В 1742 году Алексей купил матери большой дом в Козельце.

 

Тогда же за Натальей Демьяновной был отправлен особый нарочный, чтобы привезти ее в Москву. Алексей Григорьевич выехал навстречу матери, и по преданию она не узнала своего сына в блестящем наряде царедворца. По прибытии в Москву ее нарядили, нарумянили, сделали модную, высокую прическу и повезли во дворец, предупредив, что она должна пасть на колени пред Императрицей. Вступив в дворцовые комнаты, старушка была изумлена большим зеркалом и, увидев в нем себя, приняла свой новый облик за Императрицу и пала на колени. Елизавета Петровна радушно ее встретила и поместила во дворце.

 

Но модные наряды и придворная жизнь со всею ее обстановкою пришлись не по сердцу Наталье Демьяновне; она скоро облеклась в свое малороссийское платье, строго придерживаясь старых обычаев, и страдала тоскою по родине. Единственным развлечением ее во время пребывания во дворце были посещения малороссийских депутатов с их женами. Сидя на полу, на разостланных коврах, она беседовала с ними о родине и слушала пение бандуристов.

 

Во время коронации Розумиха удостоилась великой монаршей милости – ей был пожалован титул статс-дамы императрицы. А после празднеств казачка навсегда покинула Москву.

 

По возвращении в Малороссию, где ее принимали отменным образом, она поселилась около своей родины, села Адамовки, на одном из хуторов, пожалованных графу Алексею, выстроила себе усадьбу, названную Алексеевщиною, с домом и церковью при нем.

 

А вот младшему сыну Натальи Кириллу столичная жизнь очень понравилась. Способный и быстрый козаченок под опекой брата и руководством адъюнктов Академии наук быстро выправляет изъяны хуторского образования. В 1743 г. А. Разумовский посылает брата инкогнито под именем дворянина Ивана Обидовского для учебы в Германию, Францию, Италию. Кирилл отправляется заграницу в сопровождении адъюнкта Академии наук Григория Теплова с инструкцией брата - прилежно изучать латинский, немецкий, французский и другие языки, а также учиться танцевать, фехтовать, разуметь военное дело. По возвращении в Петербург Кирилл Григорьевич получил чин камергера и в 1746 был назначен президентом Императорской Петербургской Академии наук. Надо сказать, что эту должность он занимал около двадцати лет. А в 1750 этот маленький подпасок из хутора Лемеши был избран гетманом Малороссии.

 

Все описанные выше события напоминают волшебную сказку. Хотя….

 

«Сыновья мои родились счастливыми», – часто говорила впоследствии Наталья Демьяновна. Однако эту фразу она повторяла и ранее, когда ее дети еще были маленькими. Ее Алёша идя с крестьянскими ребятишками по орехи или по грибы, набирал их всегда вдвое больше, чем товарищи, а волы, за которыми ходил Кирилл, никогда не заболевали и не сбегали со двора. Может в этих ее словах-заклинаниях и скрыт секрет успеха Розумов…

 

Спокойная старость

 

Последние свои годы старая казачка проводила преимущественно в Алексеевщине и Козельце. Когда младший сын ее, гетман Малороссии, прибыл в Глухов в 1752 году, она приехала к нему на встречу вместе с сестрами его. Тут она увидела и свою невестку Екатерину Ивановну, урожденную Нарышкину, родственницу государыни. В этом же году семейство Розумовских ждала новая радость. У Кирилла Григорьевича и Екатерины Ивановны родился первый сын Андрей. Восприемницей мальчика стала его бабушка Наталья Демьяновна. После крестин гетман Разумовский всеми силами старался удержать мать при себе. Он свято чтил все ее деревенские обычаи, специально заказывал привычные ей кушанья, оказывал ей всякое внимание и уважение. Но старушке было неловко, тесно в Глухове. Ей трудно было общаться с невесткою, с детства привыкшей к придворному обхождению. Прожив целый год в Глухове, старушка вернулась в Алексеевщину и в мирный Козелец, успев, однако, благодаря влиянию своему на сына, значительно округлить состояние своих дочерей.

 

Но этой заботы ей показалось мало. Наталья Демьяновна хотела, чтобы дочери ее своим положением окончательно затмили малороссийских панов, и беспрестанно приставала к сыну с требованием новых для них имений. Вся родня Розумихи заняла видное положение на Украине.

 

В 1752 г. она стала строить в Козельце каменный двухъярусный собор в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Так Наталья Розумиха решила отблагодарить Деву Марию за счастливую судьбу детей. Идею архитектурного шедевра приписывают гениальному петербуржцу Растрелли. Возводил собор тоже русский, работающий в Украине архитектор Квасов. В 1763 году работы были завершены. Мир увидел произведение искусства в стиле барокко - пятикупольный, двухэтажный храм. Первый этаж - семейная усыпальница. Правда, погребена здесь только одна Наталья Демьяновна.

 

Розумовская не дожила до окончания постройки храма. Нижняя часть его была освящена только в 1763 г., то есть чрез год после ее кончины. Верхний же храм был освящен в 1773 году, хотя колокольня тогда была еще покрыта соломою.

 

Среди празднеств посвященных коронации Екатерины II, Разумовские получили в Москве известие о кончине престарелой их матери в Алексеевщине. 12-го сентября 1762 г. ее похоронили в Козельце, в нижнем левом приделе построенного ею храма. Сюда же перенесли и старый иконостас из домовой ее церкви в Алексеевщине.

 

 

http://www.liveinternet.ru/users/2715353/post198154364/