cоздание сайта недорого

Анна Керн и Пушкин «Я помню чудное мгновенье…»

 

Анна Петровна Керн (урождённая Полторацкая, по второму мужу Маркова-Виноградская;

11 [22] февраля 1800, Орёл — 16 [27] мая 1879, Москва) — русская дворянка, в истории более всего известна по роли, которую она играла в жизни Пушкина.

 

 alt

 

 

19 июля 1825 года великий поэт Александр Пушкин подарил Анне Петровне Керн листок со стихотворением «Я помню чудное мгновенье…». Неплохой, конечно, стишок, хотя плагиатом малость попахивает.

 

Ах! не с нами обитает

гений чистой красоты;

Лишь порой он навещает

Нас с небесной высоты.

 

Это Жуковский. У него Пушкин этого «гения чистой красоты» и украл. А пушкиновед Томашевский уверяет, что «решительно нельзя выводить вспышку, продиктовавшую Пушкину стихи «Я помню чудное мгновенье…» ни из характера А.П. Керн, ни из характера отношения Пушкина к ней». Она как бы здесь и не при делах.

 

А мне кажется, непорядочно большим учёным издеваться над бедной женщиной. Ведь Анна Петровна была женщиной бедной. Во всех смыслах.

 

Неравный брак

 

В 16 лет дочь полтавского помещика Петра Полторацкого выдали замуж за 52-летнего генерала Ермолая Керна. Он выслужился в генералы из нижних чинов. Значит, был не особо богатым. И это уже полное безобразие — выдавать девушку за пожилого служаку, к тому же ещё и не богача.

 

О любви и речи не было. «Этот доблестный генерал так мне был противен, что я не могла говорить с ним», — вспоминала Анна Петровна. «Муж либо спит, либо на учениях, либо курит», — но тут уж генеральша Керн загнула. У неё от генерала родились две дочери, так что он не только спал и курил. Супруги постоянно ссорились. Генерал ревновал молодую жену. Но, ревнуя, подсовывал ей своего племянника, который был ей ещё более противен, чем сам генерал. Впрочем, о характере Ермолая Керна мы знаем только со слов его жены, а она могла и приврать.

 

Во время одной из ссор Анна Петровна приехала к родственникам в Тригорское. И повстречалась с Пушкиным. Собственно, впервые они повстречались ещё в 1819 году в Петербурге. Но Пушкин ещё не был знаменит, поэтому генеральша Керн его не заметила. Хотя он старался и даже говорил ей всякого рода пошлости. «Можно ли быть такой хорошенькой?» — спрашивал Пушкин. Довольно прямолинейно.

 

В Тригорском Керн Пушкина заметила. И восхищалась. Но исключительно стихами. Пушкину, грубо говоря, ничего не обломилось. Что, разумеется, его оскорбило. Он старался, надрывался, стихи писал, а она взяла да уехала обратно к мужу. А в любовники выбрала не Пушкина, а его приятеля Алексея Вульфа. Кстати, своего двоюродного брата.

 

Обиженный Пушкин в письме к этому самому Вульфу величал Керн «наша вавилонская блудница Анна Петровна». Вообще-то у Пушкина были основания так её называть. Она ушла от мужа, уехала в Петербург и даже родила дочку вне брака. По тем временам не комильфо.

 

Бедность не порок

 

В Петербурге Керн попала в богемную компанию — Пушкин, Дельвиг, Глинка… В Петербурге же Пушкину и обломилось, о чём он и сообщил в письме своему другу Соболевскому: «Безалаберный! Ты ничего не пишешь мне о 2100 р., мною тебе должных, а пишешь мне о М-те Кет, которую с помощию божией я на днях…б». Ну, бывает.

 

Потом Дельвиг умер, а Пушкин женился на Наталье Гончаровой. Анна Петровна выпала из богемной тусовки. К тому же муж лишил её содержания. Он пробовала зарабатывать переводами. Переводила Жорж Санд. Просила Пушкина свести её с издателями. «Ты мне переслала записку от M-me Kern; дура вздумала переводить Занда и просит, чтоб я сосводничал её со Смирдиным. Чёрт побери их обоих!» — писал Пушкин жене. Вот так. То гений чистой красоты, то дура и вавилонская блудница.

 

В 36 лет Анна Петровна встретила настоящую любовь. Настоящей любовью оказался её троюродный брат Александр Марков-Виноградский. Ему в то время было 16 лет. Когда генерал Керн умер, они поженились. Первый муж — на 36 лет старше её, второй — на 20 лет моложе. Побросало бедняжку из крайности в крайность.

 

Второй муж оказался недотёпой. Он никак не мог сделать карьеру, зарабатывал гроши. Анне Петровне полагалась пенсия за умершего мужа-генерала, но после второго брака этой пенсии её лишили. Они с мужем буквально нищенствовали. Керн даже продала письма Пушкина — по пять рублей за письмо. Недорого. Анна Петровна крепилась. «Бедность имеет свои радости, и нам всегда хорошо, потому что в нас много любви», — писала она, когда ей было 50 лет.

 

Как-то раз с Анной Петровной встретился Тургенев. И сообщил Полине Виардо, что Анна Петровна «не умна», «немного смахивает на горничную а-ля Параша», и вообще — «на месте Пушкина я бы не писал ей стихов». Да что же такое? Все, как сговорившись, поносят за глаза несчастную женщину.

 

Существует легенда, будто бы, когда по Тверскому бульвару везли гроб с телом Керн, там как раз устанавливали памятник Пушкину. И поэт со своей музой, так сказать, в последний раз встретились. Красиво.

 

А дочь Анны Петровны — Екатерина Керн — полюбила композитора Глинку. И он её полюбил. И посвятил ей романс «Я помню чудное мгновенье…». Вскоре после этого Екатерина забеременела. Ну, не от романса, наверное, а от композитора. Но у композитора была законная супруга. Так что на Екатерине Керн он не женился. А потом, как говорится, чувства увяли. И Екатерина вышла замуж только в 36 лет. За юриста Шокальского. Который вскоре умер, и она осталась без гроша. Но до конца жизни любила Глинку, который её давно не любил.

 

Мораль, надеюсь, ясна. Не надо связываться ни с поэтами, ни с композиторами. Во всяком случае, по отдельности. Если уж невтерпёж, выбирайте такого, чтобы сразу был и поэтом, и композитором.

 

Бессмертные строки

 

Стихотворение «Я помню чудное мгновенье…», наверное, является самыми знаменитыми строками, вышедшими из-под пера Пушкина. Более того, это непререкаемая классика любовной лирики вообще. Литературоведы установили, что стихотворение было написано не позднее 19 июля 1825 года, скорее всего в Михайловском. О том, как пушкинские строки впервые увидела сама Анна Керн, она подробно написала в своих мемуарах. Встреча с поэтом, о которой говорится здесь, произошла именно 19 июля 1825 года.

 

«На другой день я должна была уехать в Ригу вместе с сестрою — Анной Николаевной Вульф, — пишет она. — Он пришёл утром и принёс мне экземпляр II главы «Онегина», в неразрезанных листках, между которыми я нашла лист со стихами «Я помню чудное мгновенье…». Когда я собиралась спрятать в шкатулку поэтический подарок, он долго на меня смотрел, потом судорожно выхватил и не хотел возвращать; насилу выпросила я их опять; что у него мелькнуло тогда в голове — не знаю». Тот самый листок, который Пушкин после уговоров отдал Анне Петровне, к сожалению, не сохранился. Очевидно, затерялся где-то в доме её мужа, среди бумаг. Известно, что потом она передала эти стихи лицейскому товарищу поэта Антону Дельвигу, с которым была в тёплой дружбе. А он напечатал их в альманахе «Северные цветы» в 1827 году. Анна Керн — не единственная, кому могло быть посвящено стихотворение «Я помню чудное мгновенье…». В разное время исследователями творчества Пушкина выдвигались и другие версии по поводу героини. Советский поэт Михаил Дудин, например, считал пушкинским адресатом крепостную девушку Ольгу Калашникову. И даже сам написал на эту тему стихотворение «Об Ольге Калашниковой моя песня». А самая оригинальная версия, пожалуй, принадлежит современному исследователю Вадиму Николаеву. По его мнению, стихотворение посвящено не живой женщине, а… героине «Евгения Онегина» — Татьяне Лариной. Таким образом, стихотворение Пушкина — это «не любовная лирика, а стихи о создании образа».

 

 

 

Журнал: Загадки истории

Автор: Глеб Сташков