cоздание сайта недорого

Зоя Федорова - трагичная судьба звезды советского кино

 

Зо́я Алексе́евна Фёдорова (21 декабря 1911 — 11 декабря 1981) — советская киноактриса, Заслуженная артистка РСФСР (1965), лауреат двух Сталинских премий второй степени (1941, 1942). Мать актрисы Виктории Фёдоровой.






Зоя Федорова родилась в Санкт-Петербурге 21 декабря 1909 года. Ее отец, Алексей Федоров, был высококвалифицированным рабочим-металлистом, а мама Екатерина Федорова не работала, занималась домашним хозяйством и воспитывала троих дочерей, младшей из которых была Зоя. Семья Федоровых жила в трехкомнатной квартире, и ни в чем не нуждалась.

После революционных событий 1917 года, в которых Алексей Федоров принимал активное участие, ему удалось за короткое время сделать карьеру в партии. За верность идеям и делу революции он получил высокий пост в Кремле от самого Ленина, и в 1918 году переехал в Москву, где возглавил кремлевский паспортный стол. В Москве семья Федоровых получила шестикомнатную квартиру с полной обстановкой от бывших хозяев, но мебель и прочие вещи отец вывез и подарил музею. Некоторое время семья Федоровых спала и ела на полу, а в две комнаты из шести Алексей Федоров вскоре пустил жить посторонних людей.

Зоя Федорова увлеклась сценой еще в школьные годы, она посещала детский театральный кружок, но отец решил, что у дочери должна быть серьезная профессия, и по его протекции после окончания школы Зоя устроилась работать в Госстрахе счетчицей.

В восемнадцатилетнем возрасте Федорова попала в историю, которая могла перечеркнуть ее жизнь и карьеру ее отца. На молодежных вечерах, которые устраивал некто Кебрен у себя дома, Зоя познакомилась с молодым военным Кириллом Прове. Он был красив, прекрасно играл на рояле, был обходителен, и быстро очаровал юную Федорову, между молодыми людьми начался роман. Но осенью 1927 года Прове был арестован ГПУ по подозрению в государственном шпионаже и работе на разведку Великобритании. Следом была арестована и Федорова, которая была обвинена в пособничестве иностранному шпиону. Зоя рассказывала на допросе: «В 1926–1927 годах я посещала вечера у человека по фамилии Кебрен, где танцевала фокстрот. У него я познакомилась с военнослужащим Прове Кириллом Федоровичем. Он играл там на рояле. Кирилл был у меня дома один раз, минут десять, не больше. О чем говорили, не помню, но, во всяком случае, не о деле. Никаких сведений он у меня не просил, и я ему их никогда не давала. О своих знакомых иностранцах он тоже никогда ничего не говорил. У Кебрен при мне иностранцев не было, и у меня знакомых иностранцев нет». Ознакомившись с обстоятельствами дела, чекисты ее отпустили. Следователем было написано постановление: «Рассмотрев дело № 47268 по обвинению Федоровой З.А. в шпионаже, и принимая во внимание, что инкриминируемое ей обвинение не доказано, и последняя пребыванием на свободе не помешает дальнейшему ходу следствия, постановил: меру пресечения в отношении арестованной Федоровой З.А. изменить, освободив ее из-под стражи под подписку о невыезде из г. Москвы».


Зоя Федорова продолжала мечтать о профессии актрисы, и в 1928 году поступила в театральное училище, которым руководил ученик Константина Станиславского Юрий Завадский. Через два года училище закрылось, студенты были распущены, и Федорова собиралась вернуться на работу в Госстрах, но в конце 1930 года ей удалось продолжить обучение. Она поступила на первый курс в училище при Театре Революции. В 1932 году ее пригласили сняться в небольшом эпизоде картины «Встречный» Сергея Юткевича в роли жены Чуточкина. Когда фильм вышел на экраны, Зоя собрала на премьеру всю семью, но выяснилось, что эпизод с ее участием вырезали при окончательном монтаже.

Во время съемок Федорова познакомилась с оператором Владимиром Рапопортом, и в 1934 году, после окончания училища, вышла за него замуж.

В 1933 году на Федорову обратил внимание режиссер музыкального фильма «Гармонь» Игорь Савченко. Встретив Зою за кулисами Театра Революции, он предложил ей роль в своей картине. Она удивилась: «Я же курносая». «Именно из-за этого я тебя и беру», - ответил Савченко. В картине «Гармонь» Федорова сыграла деревенскую озорную, жизнерадостную и задорную девушку Марусеньку. Дебют в кино сразу принес Зое Федоровой известность, ей заинтересовались режиссеры, и вскоре фильмы с ее участием начали выходить на экраны один за другим.



В 1936 году на экраны СССР вышел фильм Ленинградской киностудии «Подруги» режиссера Л.Арнштама. Это была история о трех молодых девушках, которые добровольно ушли на фронт сестрами милосердия в годы Гражданской войны. Зоя Федорова, Ирина Зарубина и Янина Жеймо сыграли в картине главные роли. Фильм имел большой успех, эта работа принесла Федоровой всесоюзную известность и любовь многочисленных поклонников. Ей звонили домой, не давали спокойно пройти по улице, поклонники забрасывали ее письмами. Ее муж, Владимир Рапопорт, проживал в Ленинграде, она – в Москве, и его не устраивала разлука с молодой женой. К концу года ему удалось получить отдельную квартиру для себя и Федоровой, но та переезжать не спешила, и продолжала активно заниматься карьерой. В 1937 году Рапопорт и Федорова вместе принимали участие в работе над кинофильмом «На границе». Эта картина не имела такого успеха, как предыдущая лента с Федоровой, но ее роль в этом фильме не прошла незамеченной. Федорову продолжали любить зрители, и к ней были благосклонны критики.



В самом начале взлета ее карьера едва не оборвалась. В 1936 году заболела мать Зои, и врачи у нее обнаружили рак. Алексей Федоров нашел для жены частного онколога, немца по фамилии Бек, чье вмешательство не помогло спасти больную, но присутствие иностранца в доме партийного деятеля было истолковано не в пользу Федорова. Когда в СССР началась кампания по борьбе с «врагами народа», Алексей Федоров был арестован по 58 статье Уголовного Кодекса за предполагаемую связь с иностранными шпионами, а также за резкую открытую критику некоторых высоких руководителей. Летом 1938 года он был приговорен к десяти годам лишения свободы.

Став дочерью «врага народа», Федорова ожидала прекращения своей карьеры актрисы, но арест отца в то время практически не отразился на дальнейшей творческой судьбе. В течение десяти лет Зоя Федорова снялась в 22 фильмах, в большинстве из них она сыграла главные роли. За фильмы «Музыкальная история» в 1940 году и «Фронтовые подруги» в 1941 году Зоя Федорова получила Сталинскую премию, но ей не нравилось, что все роли положительных советских героинь были похожи друг на друга. Актриса сыграла в фильмах «Шахтеры» в 1937 году, «Человек с ружьем» в 1938 году, «Станица Дальняя» в 1939 году и многих других картинах.





В фильме «Шахтеры».

Одной из самых заметных работ Федоровой стала роль Надежды Колесниковой в картине «Великий гражданин». Федоровой удавалось то, чего не могли сделать многие другие актрисы – в идеологических сюжетах она снижала патетику своих героинь, делала их живыми, наивными, реальными женщинами, но сама актриса позже признавалась, что мечтала о совсем других ролях, даже пыталась изменить свой имидж и сыграть отрицательную героиню.



В фильме «Человек с ружьем».

Значительное место в творчестве Федоровой занимала работа в комедийных фильмах. Она блестяще сыграла роль Невесты, провинциальной жеманной барышни, в экранизации чеховской «Свадьбы» в 1944 году.

В конце 1930-х годов окончательно распался ее брак с Владимиром Рапопортом. В 1939 году актриса познакомилась с летчиком Иваном Клещевым, между ними завязались отношения, но вступить в брак они не успели. Началась война, Клещев ушел на фронт, был сбит в одном из боев под Сталинградом, но выжил. Больше месяца с тяжелыми ранениями он пролежал в госпитале, откуда его выписали с заключением «не годен к полетам». Героя Советского Союза Ивана Клещева распределили в отдел по расследованию авиакатастроф, Федорова начала готовиться к свадьбе, но однажды, когда Клещев вылетел на служебном самолете к месту катастрофы, борт был атакован вражеской авиацией, был сбит и разбился.

Тем временем Зоя Федорова не прекращала попытки вызволить отца из тюрьмы. В результате ее стараний 56-летнего Алексея Федорова выпустили на свободу в августе 1941 года, но он был очень болен, во время заключения в лагере из-за обморожения ему ампутировали пальцы на обеих руках. 22 сентября 1941 года отец Зои Федоровой умер, а осенью этого же года на фронте погиб ее младший брат Иван.


В это же время Зоя Федорова стала объектом настойчивых ухаживаний Лаврентия Берии, который, по слухам, помог вызволить ее отца из лагерей. В декабре 1943 года он пригласил актрису в гости в свой дом на улице Качалова, объяснив свое приглашение: «Моя супруга любит вас и хочет отметить ваш день рождения в узком кругу». Отказать наркому Федорова не могла. Когда она пришла на вечеринку, оказалось, что жены Берии дома нет, и празднование не планировалось. Вспылив, актриса оскорбила Берию, он выгнал ее из дома, вручив букет роз со словами: «Это цветы на вашу могилу!». После такого предупреждения Федорова ожидала ареста, но его не последовало. Она продолжала много сниматься, вела активную светскую жизнь, посещала выставки и приемы в иностранных посольствах.

Осенью 1942 года на выставке американского кино в Москве актриса познакомилась с корреспондентом американской газеты «Юнайтед пресс» Генри Шапиро. В январе 1945 года на торжественном приеме в особняке на Спиридоновке он познакомил ее со своими друзьями, среди которых был Джексон Тэйт – заместитель главы морской секции американской военной миссии, а впоследствии – контр-адмирал. На следующий день Тэйт пригласил Федорову в ресторан «Москва». Их общение быстро переросло в любовь. Пара не скрывала своих отношений, они ходили в театры и рестораны, на танцы и приемы. Эти отношения породили массу слухов, актрису подозревали то в агентской деятельности на иностранную разведку, то в работе на МГБ, то в двойной агентуре.


После окончания войны американцы превратились из союзников во врагов, и связь актрисы с американским дипломатом закончилась чередой проблем и бед. В июле 1945 года ее неожиданно отправили на гастроли в Крым, а когда она вернулась в Москву – Тэйта она там уже не застала. Он получил от советских властей распоряжение покинуть пределы СССР в течение двух суток. В Америке Джексон Тэйт получил назначение на военно-морскую базу в Калифорнии, а 18 января 1946 года Федорова родила от Джексона Тэйта дочь Викторию. Тэйт ничего не знал ни о судьбе возлюбленной, ни о существовании дочери. Пытаясь восстановить связь, он регулярно посылал в СССР настойчивые запросы и письма, но ответа не получал. Позже на его имя пришло письмо без подписи из Швеции, в котором сообщалось, что Зоя Федорова вышла замуж за известного советского композитора, растит двоих детей и счастлива в браке.

Еще в начале 1940-х годов Зоя Федорова познакомилась и подружилась с композитором Александром Рязановым, и стала вокалисткой в его джазовом квартете. Когда вышел указ о наказании матерей-одиночек, он предложил ей расписаться. Федорова сначала ему отказала, но потом согласилась. Но спасти ее это уже не смогло. С августа 1946 года за актрисой велась постоянная слежка. 27 декабря 1946 года Федорова провела вечер в доме английского журналиста и его жены, после чего ее арестовали в ее квартире. В ордере было сказано: «Я, помощник начальника отделения капитан Раскатов, рассмотрев материалы в отношении преступной деятельности Фёдоровой Зои Алексеевны, нашёл: имеющимися в МГБ СССР материалами, Фёдорова З.А. изобличается как агент иностранной разведки. Кроме того, установлено, что Фёдорова является участницей группы англо-американской ориентации, стоящей на позициях активной борьбы с советской властью. Постановил: Фёдорову З. А. подвергнуть аресту и обыску».

Более полугода актриса провела на Лубянке во внутренней тюрьме, где ее подвергали допросам и пыткам, ее не кормили, обливали кипятком, не давали спать. Допрашивали всех, кто был близок актрисе – сестер, друзей и мужа. Александр Рязанов под давлением давал показания: «В конце июля 1945 года Федорова по секрету сообщила мне, что беременна от капитана Джексона Тейта. Мы условились: отцом ребенка буду считаться я. Я пошел на это потому, что тоже хотел уехать в Америку и надеялся осуществить этот план с помощью Федоровой». 15 августа 1947 года Зою Федорову и еще шестерых заключенных приговорили к 25 годам заключения с конфискацией имущества за шпионаж в пользу иностранных государств. Главные пункты обвинения выглядели очень пугающе: «Являлась инициатором создания антисоветской группы, вела враждебную агитацию, допускала злобные выпады против руководителей ВКП(б) и советского правительства, призывала своих сообщников к борьбе за свержение советской власти, высказывала личную готовность совершить террористический акт против главы советского государства. Поддерживала преступную связь с находившимися в Москве иностранными разведчиками, которым передавала извращенную информацию о положении в Советском Союзе. Замышляла совершить побег из СССР в Америку. Кроме того, незаконно хранила у себя оружие». Одну из сестер Федоровой, Александру, вместе с детьми отправили в ссылку в Казахстан, вторую, Марию, приговорили к исправительно-трудовым лагерям. После оглашения приговора актриса пыталась повеситься в камере изолятора, но охрана не позволили ей этого сделать.

20 декабря 1947 года из лагеря в Потьме она написала полное отчаяния письмо Лаврентию Берии: «Многоуважаемый Лаврентий Павлович! Обращаюсь к Вам за помощью, спасите меня. Я не могу понять, за что меня так жестоко терзают. В январе месяце 1941, будучи несколько раз у Вас на приёме по личным вопросам, я хорошо запомнила Ваши слова. Вы разрешили обращаться к Вам за помощью в тяжёлые минуты жизни. И вот тяжёлые минуты для меня настали. Даже более, чем тяжёлые, я бы сказала – смертельные. В глубоком отчаянии обращаюсь к вам за помощью и справедливостью. 27 декабря 1946 года я была арестована. Я была крайне удивлена этим арестом, так как не знала за собой никаких преступлений… Инкриминированное мне преступление и весь ход следствия напоминает какую-то кровавую комедию, построенную следователями на нескольких неосторожно сказанных мною фразах, в результате чего на бумаге из меня сделали чудовище. Я пыталась возражать и спрашивала: «Зачем вы всё преувеличиваете и сами за меня отвечаете?» А мне говорили, что если записывать мои ответы, то протоколы будут безграмотны. «Вы боитесь терминов», – говорили мне и вставляли в мои ответы термины – один другого ужаснее, один другого позорнее, делавшие из меня изверга и изменника Родины… Следователи говорили мне: «Не бойтесь, эти протоколы будут читать умные люди, которые всё поймут правильно. Неужели вы не чувствуете, что вам хотят протянуть руку помощи? Вас надо было встряхнуть. Да и вообще, это дело вряд ли дойдёт до суда». Я сходила с ума, решила покончить с собой и повесилась в одиночной камере Лефортовской тюрьмы, но умереть мне не дали.… Потом я была отправлена в Темниковские лагеря – больная, полусумасшедшая. Но Особому совещанию показалось недостаточным столь суровое наказание, и через два месяца они решили добавить конфискацию имущества, отнять то, что было нажито в течение всей жизни честным трудом. Этим они наказали не меня, а моих маленьких детей, которых у меня на иждивении было четверо: самой маленькой, дочери, два года, а самому старшему, племяннику, десять лет. Я умоляю Вас, многоуважаемый Лаврентий Павлович, спасите меня! Я чувствую себя виноватой за легкомысленный характер и несдержанный язык. Я хорошо поняла свои ошибки и взываю к Вам как к родному отцу. Верните меня к жизни! Верните меня в Москву! За что же я должна погибнуть? Единственная надежда у меня на Ваше справедливое решение».

Обращение к Берии не помогло, Федорову на свободу не выпустили. Сначала она сидела в челябинской тюрьме, потом ее перевели в закрытую тюрьму во Владимире, где ее сокамерницей стала певица Лидия Русланова. В маленькой записке из Казахстана от сестры актрисы, Александры Федоровой, Федорова узнала, что та взяла на попечение маленькую Вику.

После смерти Сталина Зоя Алексеевна просидела в тюрьме еще два года, и вышла на свободу в феврале 1955 года. Вернувшись в Москву, она оказалась без квартиры, работы, денег и связей. Первое время Федорова жила у Лидии Руслановой. Также ей помогал Сергей Михалков, однажды давший актрисе две тысячи рублей – немыслимую по тем временам сумму.

Весной 1955 года состоялась долгожданная встреча Федоровой с дочерью. До этого Виктория считала матерью тетю Александру, и появление настоящей мамы стало испытанием для всей семьи.


Постепенно Федорову стали приглашать в кино преимущественно на небольшие характерные роли, ей дали квартиру на набережной Тараса Шевченко. Она снова начала появляться на приемах – хоть и нечасто. Об одном таком вечере вспоминала журналистка Виктория Молодцова: «В пятидесятые годы Зоя Федорова, видимо, редко ходила в гости. Своим присутствием она оказывала честь только давно знакомым, любимым и близким друзьям. А может быть, ее просто не все приглашали в гости: долго еще после смерти Сталина люди не верили в то, что былые времена, когда могли ни за что ни про что посадить в тюрьму, сослать в лагерь, расстрелять за пустяк, за анекдот, за неловко, не к месту сказанное слово, за всуе упомянутое имя вождя, уже прошли безвозвратно. От того времени, страшного и непонятного, осталась в семьях привычка говорить что-то важное, плотно закрыв все двери, полушепотом или при включенном радиоприемнике. На этот раз Зоя Алексеевна приняла приглашение вдовы довольно известного генерала, которого, видимо, знала еще во время войны, а может быть, и до нее. По малолетству я не понимала, с кем меня свела судьба под одной крышей - великая певица Лидия Русланова с мужем генералом Крюковым, жена Рокоссовского, маршал авиации Савицкий, какие-то высокие статные военные с множеством орденских планок и звездами Героев Советского Союза и, наконец, великая актриса, красавица Зоя Федорова, к которой все относились с подчеркнутым уважением и любовью. Потом мне всегда было трудно представить, что когда-то виденная мной так близко скромная женщина - та самая, играющая роли в фильмах. Зоя Алексеевна тогда привела с собой в гости темноволосую девочку, чрезвычайно скованную, неловкую. Я ее очень хорошо понимала: общество взрослых, которые задают одни и те же банальные вопросы, притворно удивляются гениальности или, напротив, чрезвычайной скромности детей, и мне особой радости не прибавляло. Нас познакомили. И помню, как мы сильно удивились тому, что мы - ровесницы и зовут нас одинаково – Викториями».

В 1955 году Надежда Кошеверова пригласила Федорову в свой новый фильм «Медовый месяц» на роль поварихи. Картина имела успех, и к актрисе начала возвращаться былая популярность. Изменилось амплуа актрисы – теперь она играла тетушек, матерей и бабушек.



В 1959 году Зоя Федорова решила узнать о судьбе Джексона Тэйта. С помощью подруги, работавшей в гостинице «Украина», актриса вышла на американку русского происхождения Ирину Керк. Та согласилась помочь, на поиски ушло много времени. Когда Тэйта удалось найти, выяснилось, что у него давно есть своя семья, и особого желания восстанавливать связь с русской подругой он не проявил. Позже сама Керк рассказывала, что отказ Тэйта от общения с дочерью и бывшей возлюбленной был вынужденным и сфабрикованным.

Федорова продолжила свою карьеру, и в 1960-е годы вышло много фильмов с ее участием. Фильмы становились популярными, актрису любили и режиссеры, и зрители. Она снялась в фильмах «Взрослые дети» и «Алые паруса» в 1961 году, «Пропало лето» и «Сказка о потерянном времени» в 1964 году, «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» в 1965 году и «Свадьба в Малиновке» в 1967 году.



В фильме «Свадьба в Малиновке».

В 1965 году Зое Федоровой было присвоено почетное звание заслуженной артистки РСФСР, а в 1966 году ее портрет был размещен во втором выпуске сборника «Актеры советского кино».



В фильме «Операция «Ы» и другие приключения Шурика».

В 1960-х годах начала сниматься в кино и Виктория Федорова, окончившая к тому времени ВГИК. В 1961 году Зоя Алексеевна рассказала дочери правду об отце. Еще в студенческие годы Виктория познакомилась с сыном известного грузинского режиссера, который учился во ВГИКе. В январе 1967 года молодые люди поженились, хотя Зоя Алексеевна была решительно настроена против этого брака. Молодая семья жила в одной квартире с Федоровой, их совместную жизнь сопровождали постоянные ссоры и конфликты. Муж Виктории оказался очень ревнив, несколько раз пытался покончить с собой на почве подозрений в неверности жены, резал вены, пытался выпрыгнуть из окна. Было ясно, что семью сохранить не удастся, и в 1969 году дочь Федоровой подала на развод. Вскоре она вышла замуж во второй раз за сына маминой подруги, но и этот брак оказался несчастливым, и распался в 1972 году. Третий раз Виктория Федотова вышла замуж за киносценариста Валентина Ежова, который был вдвое старше ее и страдал алкогольной зависимостью. Через какое-то время Виктория тоже начала пить. Зоя Федорова как могла, боролась с зятем, в 1973 году она вызвала милицию и секретаря партийной организации домой. Сценарист был уличен в антиобщественном поведении, за этим последовал его разрыв с Викторией.



Зоя Федорова с дочерью.

Осенью 1973 года Виктория и Зоя Алексеевна были на съемках фильма «Гнев» в Молдавии, и там получили письмо от Джексона Тэйта. Он просил прощения, и хотел познакомиться с дочерью. Виктория откликнулась на просьбу отца, и почти два года пыталась выехать в США. Из страны ее выпустили только после того, как 27 января 1975 года в «Нью-Йорк Таймс» вышла статья о трагической истории любви американского военного и советской актрисы. Статья вызвала большой резонанс, Голливуд предложил выкупить права на эту историю и снять фильм. Из-за шумихи советским властям пришлось выдать Виктории Федоровой визу. Весной 1975 года Джексон Тэйт познакомился с дочерью. Вскоре она вышла замуж за летчика Фредерика Пуи, и осталась навсегда в Америке.


Зоя Федорова после отъезда дочери продолжала сниматься. Она сыграла в фильмах «Тени исчезают в полдень» в 1971 году, «Кортик» в 1973 году, «Автомобиль, скрипка и собака Клякса» в 1975 году и «Живите в радости» в 1978 году. Одну из своих самых ярких ролей этого периода она сыграла в комедии Рязанова «Девушка без адреса». В этой картине Федорова сыграла немолодую, глупую, нахальную и вздорную даму по имени Кусик. Партнерша Федоровой по фильму актриса Светлана Карпинская вспоминала: «Зою Федорову я побаивалась. Поначалу она мне показалась очень высокомерной, даже злобной. Нас с ней в одной машине после съемок развозили по домам. Всю дорогу она молчала, очевидно, не воспринимая меня всерьез. Катерину по ходу фильма сбивала Федоровская машина. Пришлось делать много дублей, я по-настоящему падала, потом долго ходила в синяках. Меня удивляло, что Зоя Федорова, сидевшая за рулем, ни разу не подошла потом и не выразила сочувствия. Я, честно говоря, в душе обижалась на Зою, пока совершенно случайно не узнала от гримерши, сколько известной актрисе пришлось пережить: оказывается, она отсидела восемь лет в лагерях. Помню случай, когда на нее кто-то из группы повысил голос, в ответ Зоя как рявкнет: «На меня восемь лет кричали, не смейте!». Казалось, известная актриса все время от кого-то оборонялась, даже когда на нее никто не нападал…».



В фильме «Девушка без адреса».

Федорову любили режиссеры, ее снимали Эльдар Рязанов, Ролан Быков и Владимир Меньшов. Последней ее работой в кино стала роль вахтерши тети Паши в картине «Москва слезам не верит» в 1979 году. В 1970-е годы актриса получила квартиру в престижном доме на Кутузовском проспекте. В апреле 1976 года ей удалось полететь в США, где она встретилась с дочерью и Тэйтом. После смерти Тэйта в 1978 году Федорова еще дважды ездила к дочери в Америку, но каждый раз возвращалась в СССР, хотя могла остаться жить у Виктории.


В 1980 году Зоя Федорова снова хотела навестить дочь, но ее долго не хотели выпускать, потому что Виктория издала книгу, где рассказывала о судьбе матери и об ужасах советских репрессий. Виза все же была получена, но уехать Федорова так и не смогла. Вспоминала Виктория Федорова: «Мама позвонила мне, я сказала ей о том, что услышала от Бредли. «Тебе могут помочь только, если ты подашь документы на постоянный выезд». «Я не хочу, — услышала я от мамы.— Я русская, я люблю Москву. Я — актриса. Как же мои зрители? Нет, я еще раз пойду в ОВИР». И пошла. Это было в среду. В ОВИРе, как я знаю теперь, мама сказала: «Вы сами толкаете меня на выезд, а я этого не хочу. Я только хочу повидаться с моим внуком, с моей дочерью».

10 декабря 1981 года Зоя Федорова была застрелена в собственной квартире, ее тело обнаружила соседка и племянник актрисы с женой. Убийца так и не был найден, хотя следствие велось более четырех лет. Выдвигались разные версии мотивов убийства, и политическая, и криминальная, и бытовая, и шпионская, но к преступнику ни одна из них не привела. Генерал-лейтенант милиции, начальник Главного управления уголовного розыска СССР В.К.Панкин рассказывал: «Она была убита выстрелом в затылок из пистолета марки «Зауэр». У преступника был ключ от квартиры. Потом история стала обрастать легендами. В Москве приходилось слышать, что Зоя располагала какими-то секретными сведениями, потому ей не дали уехать. Это неправда».

Зоя Федорова была похоронена на Ваганьковском кладбище в Москве.


Виктория Федорова в соавторстве с Гескелом Френклом написала книгу о своей матери «Дочь адмирала», и планировала снять фильм по ней. Она рассказывала: «Мама заслужила хотя бы то, чтобы ее история была рассказана правдиво. А то сил нет читать все эти дешевые журналистские расследования, книги, где обстоятельства маминой жизни и смерти выворачиваются наизнанку, обрастают несусветными домыслами, историями о мифических бриллиантах... Для меня же главное — сделать эту историю, какой она была на самом деле. А это была история прекрасной любви с трагическим оборотом».

В 2003 году о Зое Федоровой был снят документальный фильм «Неоконченная трагедия».