cоздание сайта недорого

Ольга Волкова - биография, 200 фильмов звезды "Папиных дочек"

alt

Ольга Владимировна Волкова (урожденная Политова), 15 апреля 1939 г.р. — советская и российская актриса театра и кино. Народная артистка России.  Ольга активно работала в кино, за свою карьеру снялась в почти в двухстах фильмах. Сын - актер Иван Волков. Бывшая невестка - актриса Чулпан Хаматова.

 

Дом с добрыми традициями

 

Детство у меня было счастливым, потому что я родилась в очень дружной семье, но в то же время — трудным, потому что из-за блокады мы потеряли квартиру и, когда вернулись из эвакуации, поселились в сыром холодном подвале, где даже обувь зеленела от плесени. Моему деду — актеру Пушкинского театра Ивану Александровичу Вольскому — полагалась комната, но и ее, и свое место в труппе он, как благородный человек, уступил пришедшему с войны молодому актеру. Хотя мог бы этого не делать — время было голодное.

 

К тому же он был единственным кормильцем большой семьи, состоявшей из бабушки, мамы, меня с братом и тети с малолетним сыном. Нашего отца репрессировали, а муж тети погиб на фронте. И вот такая компания проживала в подвале и закалялась в трудностях. Денег вечно не хватало, питались мы очень скудно, зато в доме всегда было полно друзей. В те времена не возникало вопроса, чем накормить гостя, все жили одинаково бедно, зато весело: посвящали друг другу стихи, придумывали всевозможные сюрпризы, пели песни под гитару, устраивали домашние спектакли. Культом гостеприимного Дома с добрыми традициями, которые передаются от старших к младшим, я дорожу с тех самых пор… И удивляюсь, почему сегодня, в наше относительно сытое время, все так сложно, и первый вопрос, когда друзья звонят в дверь: «Чем их кормить?»

 

Моей маме, обладавшей незаурядной внешностью и красивым голосом, прочили карьеру актрисы оперетты, она же мечтала о драматической сцене. Но судьба распорядилась так, что всю жизнь она проработала инженером, а свой талант вложила в наше воспитание. Я не стала бы такой, какая есть, если бы не мамины советы: «Никогда не впадай в истерику — приведи себя в порядок, улыбнись и действуй», «Не равняйся на других и не завидуй», «Не лги, вранье — самый мерзкий вид трусости»… И мы действительно никогда не врали родителям! Я даже свою первую отметку — кол — принесла домой с гордостью.

 

Мама с детства воспитывала в нас бесстрашие. Например, после войны, когда часто случались перебои с электричеством, она поздно вечером при керосинке читала нам «Вия» и, если кто-то стучал в дверь, говорила: «Идите открывайте!» Пока мои братья собирались с духом, я уже мчалась с замирающим сердцем через длинный темный коридор… Был и такой случай: приехал к нам как-то дядя, спрашивает: «Где Игорь?» Мама: «Он, наверное, на кладбище. Ольга, сходи, позови его…» Шуваловское кладбище было излюбленным местом для прогулок молодежи. Но не в столь поздний час… Я поняла, что мама меня таким образом испытывает, и тем не менее отправилась на поиски брата. Нужно было подняться по ступенькам, пройти по кладбищенской аллее и крикнуть: «Игорь!» Не помня себя от страха, я пересекла аллею, но крикнуть не смогла… Прошептала его имя и пустилась наутек. Кстати, как потом выяснилось, Игоря там не было.

 

Мама была нашим другом, душой компании. Скажем, если брат приглашал в гости своих друзей, она, накрыв на стол, говорила: «Ну, я пошла!» Это вызывало у молодежи бурный протест: «Куда? Нам без вас будет скучно!»

 

Даже когда она тяжело заболела и я пришла к ней в больницу, едва сдерживая слезы, первые ее слова были: «Как ты выглядишь! Что я с тобой сделала?» В следующий раз я решилась показаться ей на глаза, только после того как посетила парикмахера и сделала макияж…

 

«До чего же страшненькая!»

 

В детстве я мечтала стать археологом. Даже как-то испытала себя в этой профессии, поработала на раскопках, в жару копалась в каких-то черепках. Возможно, из меня получился бы неплохой кабинетный ученый, но в школе я училась ужасно, поэтому ничего не оставалось делать, как идти в артистки.

 

Свою первую роль я сыграла в семь лет. У моего деда был ансамбль старинного водевиля, нередко репетиции шли у нас дома. Помню, в одной сцене вбегал слуга со словами: «Вам письмо от его превосходительства…» Произошла заминка, и тогда выскочила я… Все, конечно, засмеялись… Кроме деда. Он похвалил меня за смелость, но попросил больше не импровизировать. Однако то невероятное ощущение куража, словно я нырнула с мостика в воду, мне запомнилось.