cоздание сайта недорого

Инна Ульянова - биография звезды "Покровских ворот"

alt

 

«Я люблю работать радостно» – с этим девизом она вошла в историю советского театра и кинематографа.

 

«Я заливалась смехом на каждой строчке»

 

Инна Ульянова родилась 30 июня 1934 года в Горловке Донецкой области, ее отец был крупным горным инженером, мама занималась строительством дорог. Во время Великой Отечественной войны Ульяновы перебрались в Новосибирск, где Инна пошла в школу. Ребенок был в семье единственным и очень любимым, поэтому у нее было все. Даже в школу девочку возил личный шофер.

 

А вот училась она неважно — уже тогда Ульянова хотела стать, как она заявляла, «артистичкой», и считала, что стараться в школе ни к чему, нужен только талант. Ее же отец хотел, чтобы Инна пошла по его стопам, и много внимания уделял образованию дочери. После школы она всегда занималась с репетиторами, с самого детства учила итальянский и французский языки.

 

Позднее семья Ульяновых получила квартиру в Москве. Волею судеб три подъезда в этом доме принадлежали представителям мира кино, и юная Инна неизменно встречала знаменитых кинодеятелей – Сергея Герасимова и Тамару Макарову, Марину Ладынину и Ивана Пырьева. И даже видела Алексея Консовского, который тогда только что сыграл Принца в «Золушке» и в которого были влюблены все девочки СССР.

 

Немудрено, что по окончании школы Инна решила пробоваться в Высшее театральное училище имени Бориса Щукина. Дома в ее успех не верил никто. Отец, почти не отрываясь от чтения газеты, указал на дочку рукой, успокаивая мать: «Да ты посмотри, какая она маленькая, худенькая, кто ее возьмет?! Она провалится, и мы устроим ее в горный без экзаменов». Приемная комиссия в театральном сразу прервала отрывок прозы и попросила прочесть басню. «Я стала громко — как научили другие абитуриенты — читать басню Крылова, - вспоминала Ульянова. - Но, как оказалось, заучила я ее автоматически. И только на экзамене до меня стал доходить смысл происходящего у Крылова! Я читала и заливалась смехом на каждой строчке. Члены комиссии подняли головы, потрясенные такой оригинальной интерпретацией.

 

Стихотворение было еще круче. Я выбрала не популярного Пушкина, а малоизвестное стихотворение Ходасевича “Звезды”, 1925 года. Там был и “грошовый дом свиданий”, и “сомнительные девы в непотребном хороводе”. Комиссия вновь встрепенулась». Инну взяли, но с условием — в течение полугода проявить себя.

 

Инезилья

 

В 1956 году Ульянова успешно окончила Щукинское училище, и ее взяли в Ленинградский театр комедии под началом Николая Акимова, где актрисе доставались не последние и, в основном, комедийные роли. Она играла в пьесах, поставленных по произведениям Шекспира, Гоголя, Сухово-Кобылина, Шварца. «Акимов мне тогда сказал: “Инна, у вас редкий комедийный дар, не надо этого стесняться!”, - вспоминала Ульянова. - Он не просто формировал из нас артистов, он воспитывал нас, не позволял лгать, доносить.

 

Он говорил: “Актер, в особенности дама, не должен терять чувство правды. Если вы будете лгать в жизни, льстить, лукавить, да еще, не дай Бог, обманывать в постели, то как же вы будете соблюдать чувство правды на сцене?” Шесть с половиной лет в Ленинградском театре комедии - это была не школа, и даже не Университет, это, как черный пояс у каратистов».

 

В 1964 году из-за «антиакимовской» кампании Инне Ивановне пришлось покинуть Ленинград и вернуться в Москву, где удалось попасть в только что образовавшийся Театр драмы и комедии на Таганке под начало Юрия Любимова. Отношения с режиссером были сложные, поэтому Инне доставались, как правило, роли второго плана. Но такое «неяркое» положение в театре компенсировалось тем, что актрисе довелось работать в звездной труппе, составившей славу гремевшего на весь СССР театра.

 

«В узком таганском кругу мы называли ее Инезилья, - вспоминает Ульянову артист Александр Яцко. - Ей это очень подходило. Она была Инна Ивановна, дама в шляпке, которая всегда подбирала какие-то словечки. Она же сыграла почти ничего, но всем запомнилась. Коэффициент полезного действия был очень высок. Почти всегда всё, что она делала, попадало в яблочко».