cоздание сайта недорого

Ольга Аросева - биография знаменитой пани Моники из «Кабачок „13 стульев“»

 

Ольга Александровна Аросева (21 декабря 1925 — 13 октября 2013) — советская и российская актриса театра и кино. Народная артистка РСФСР (1984).

 

alt

 

С 1950-х годов до конца жизни была одной из ведущих актрис Московского академического театра сатиры. Плодотворно работала в кино и на телевидении. Известна исполнением комедийных, острохарактерных ролей, среди которых ключевые образы в картинах «Берегись автомобиля» и «Старики-разбойники».

 

***

Ольга Александровна родилась 21 декабря 1925 года в Москве. А должна была родиться в Стокгольме. Ее отец, Александр Яковлевич Аросев, был в Швеции послом. Вообще-то он был профессиональный революционер — в 15 лет вступил в партию эсеров, в 1907-м в родной Казани стал большевиком, за что был немедленно отчислен из реального училища. Кстати, в училище Александр подружился с Вячеславом Молотовым (тогда его фамилия была Скрябин), который одно время снимал комнату в доме Аросевых. Александр Яковлевич, происходивший из довольно состоятельной семьи, считал революционную борьбу главным делом своей жизни. «Отец был романтиком», — объясняя эту одержимость, писала в своих воспоминаниях Ольга Александровна. Его не сломили четыре ссылки, три тюремных срока, эмиграция в Бельгию, где он окончил филологический факультет Льежского университета, и семейная трагедия -в отместку за убеждения сына его мать расстреляли белогвардейцы.

 

Осенью 1917 года Александр Яковлевич Аросев делал революцию в Москве — возглавлял Военно-революционный комитет. Потом был комиссаром Главвоздухфлота — строил самолеты. Позже, поскольку он знал несколько иностранных языков, его отправили на дипломатическую службу — в Латвию, во Францию, затем в Швецию.

 

В Швеции мать будущей актрисы, которая к тому времени вот-вот должна была появиться на свет, ушла от мужа. Это было в ее характере — Ольга Вячеславовна Гоппен происходила из богатого польского дворянского рода, окончила с золотой медалью Институт благородных девиц в Петербурге, но бросила обустроенную жизнь и ушла на Гражданскую войну медсестрой, потому что верила в революцию, которую делал ее любимый Саша. А потом она, к тому времени мать двоих дочерей, Наташи и Елены, полюбила другого и вновь оставила обеспеченную жизнь, Европу и отправилась с любимым на край света — на Сахалин. На полпути туда, в Москве, и родилась дочь Ольга, которая первые несколько дней, правда, была Варварой. Так ее зарегистрировал срочно приехавший по случаю рождения дочери отец. «Но мама характером была кремень, — вспоминала Ольга Александровна. — Прямиком из роддома она пошла восстанавливать справедливость — ведь она для себя уже давно решила, что девочка будет Ольгой».

 

Отец настоял, чтобы дочери остались с ним. Мать еще пять лет металась между новой семьей и детьми. «Тогда я, конечно, осуждала маму, но с годами поняла, какой силой и мужеством надо было обладать, чтобы отстоять свое право на любовь и совершить такой решительный поступок», — вспоминала Ольга Александровна.

 

Из Стокгольма ее отца перевели на службу в Прагу. Там, в советском посольстве, Оля росла вместе с еще одним будущим артистом, Женей Весником, отец которого служил торгпредом. «Мы с Женькой вместе выступали на сцене посольства: пели куплетики по-немецки. У нас с ним вышла одинаковая судьба. Мы с ним похоже воспринимали жизнь и всегда помогали друг другу», — много лет спустя, проверив эту дружбу временем, говорила Ольга Александровна.

 

Неподалеку от виллы «Тереза», где жили Аросевы, находился известный в Праге «Театр на Виноградах», в котором Оля посмотрела первые в своей жизни спектакли. Особенно впечатлила ее «Трехгрошовая опера» Бертольда Брехта. Дома она надела большие ботинки старшей сестры, изрезала ножницами платье, чтобы походить на нищенку, и отправилась на улицу. Рассказывала на немецком историю, как ее бросила мама, пела арию Полли Пичем. Отец, узнав о «спектакле» дочери, наказывать ее не стал. Александр Яковлевич был образцовым отцом. В Швеции он нашел няню, которая безропотно переехала в Чехию и относилась к его девочкам почти по-матерински заботливо. Отец много времени посвящал дочерям. Обучал языкам, возил на экскурсии по соседним странам, водил в лучшие музеи. «У нас было все, но не было главного — мамы», — вспоминала Ольга Александровна. Страдали, конечно, не только девочки, но и Александр Яковлевич, который продолжал любить жену, и сама Ольга Вячеславовна, разрывавшаяся между дочками и новым мужем.