Королева Марго - самая любвеобильная королева - She-Win

Королева Марго — самая любвеобильная королева

25.05.2018 КАТЕГОРИЯ: История

Королева Марго, Маргарита де Валуа (Marguerite de Valois) -14 мая 1553— 27 марта 1615— французская принцесса, дочь короля Генриха II и Екатерины Медичи. В 1572—1599 годах была супругой Генриха де Бурбона, короля Наваррского, который под именем Генриха IV занял французский престол.

По материалам «В кругу королев и фавориток», Ги Бретон

Маргарита Валуа — это «королева Марго». Во всяком случае, так мы называем ее сегодня, думая, что хорошо с ней знакомы. Эта историческая фигура стала персонажем легенды задолго до Александра Дюма. Он дал ей это прозвище, но его героиня имела очень мало общего с женщиной-политиком, ловким дипломатом, писательницей, эрудиткой, меценаткой и невероятно боевой государыней, какой на самом деле была последняя дочь Екатерины Медичи и первая супруга короля Генриха IV. Поэтому, чтобы получить представление о ее сложной личности и понять смысл ее исторических решений, понадобилось по-настоящему переписать ее биографию.

… В годы раннего детства жизнь Марго была целомудренной, и можно было предположить, что она станет такой же маленькой девочкой, как и другие: она играла в куклы, не обнаруживая в этих играх ни намека на извращенность, которая могла бы порадовать психоаналитиков, и не проявляла никакого нездорового любопытства.

В одиннадцать лет все изменилось. Казалось, какой-то нестерпимый огонь сжигает ее изнутри. Взгляды, которые она стала бросать на мальчиков, вызывали беспокойство у окружающих. Возраст, в котором красавица обзавелась первым любовником, а еще точнее – сразу двумя, невинно сравнивая собственные ощущения, будто надкусывая шоколадные конфеты в поисках разных начинок, – впечатляет. Ей было одиннадцать.

Она родилась 14 мая 1553 года. Ее мать, итальянка Екатерина Медичи, супруга французского короля Генриха II, больше всего боялась, что прервется династия рода Валуа. Чтобы удержать трон в богатую феодальными междоусобицами эпоху, она до самой смерти мужа (с ним произошел несчастный случай на рыцарском турнире) исправно рожала детей (у Марго было три брата и четыре сестры), а затем плела замысловатые интриги и вдохновенно упражнялась в изготовлении ядов. Врагов или предполагаемых претендентов на корону уничтожали с помощью отравленных вин и фруктов, пропитанных ядом перчаток, распространяющих смертельный аромат свечей и даже ядовитой губной помады. Что из того, что в последнем случае погибал не только мужчина (ради смерти которого все и затевалось), но и его любовница, поцелуи которой несли явную гибель! Мать Маргариты никогда не отличалась сентиментальностью и для достижения цели могла использовать кого угодно и как угодно, включая собственную дочь.

С самого рождения будущая королева Марго предназначалась в заложницы интересов трона, монархии и честолюбивых амбиций представителей дома Валуа. Для такой развитой и умной натуры, какой была Маргарита, сознавать и тем более признавать это было непросто. Ее образованность (ученость, как говорили в те годы) была действительно разносторонней. Она знала испанский и итальянский языки, а французским владела до такой степени, что сочиняла безукоризненные дипломатические приветствия и изящные стихи, говорила по-латыни и в подлиннике читала древнегреческие тексты. Не гнушалась принцесса и естественных наук: географии, математики, анатомии – и была одной из способных учениц Амбруаза Паре, знаменитого лекаря тех лет.

Но самой яркой чертой французской принцессы была ее чувственность. Стремление девушки к противоположному полу было настолько сильным, что противостоять этому было невозможно. Никто из избранников, впрочем, и не пытался: красота, помноженная на молодость и усиленная королевским происхождением, – гремучая смесь, раз и навсегда одурманивавшее любого мужчину приворотное зелье. А сама Маргарита? Вместо оправдательного: «Если нельзя, но очень хочется, то можно!» ей было свойственно абсолютно невинное: «Если хочется, значит нужно!» До конца дней она лакомилась любовью, как конфетами, и ее любознательность по части различных начинок оставалась неизменной и пылкой.

Если объект, привлекший внимание Марго или сам предложивший ей совместное плаванье по волнам Эроса, был, например, ее родной брат, это ведь не повод для глупого воздержания! А братьев, между прочим, трое: начавший царствовать в подростковом возрасте король Карл IX, будущий правитель Генрих III и самый младший, так и не вкусивший власти и не надевший короны Франсуа. Устоять против соблазна, коим являлась грациозно шуршащая юбками в галереях Лувра юная Маргарита, никто из этих особ королевской крови был не в силах. В пятнадцатилетнем возрасте любвеобильная принцесса уже обогатилась опытом с каждым из братьев и гораздо позже искренне недоумевала, почему ставший королем Генрих III возмущался ее легкомысленным поведением: «Неужели забыл, что сам же первый меня и уложил?»

Екатерина Медичи стала добавлять в еду дочери сок барбариса, обеспокоенная тем, что кровь французской принцессы слишком горяча. Но способна ли какая-то там кислица обуздать такой темперамент! Маргарита подчиняется только голосу инстинкта и не принимает в расчет интересы правящего дома Валуа. В одно прекрасное утро ее вызывают в покои к брату-королю: вместе с ним ее поджидает мать. Они пребывают в состоянии великолепного бешенства и размахивают письмом Марго, предназначенным герцогу де Гизу. Яркий слог принцессы и ее отменные познания в области анатомии проявлены по полной и не оставляют и тени сомнения в характере ее взаимоотношений с молодым герцогом. А ведь Гиз – самый сильный противник и претендент на престол! Далее следует сцена избиения особы королевской крови членами собственной фамилии. Марго лупят и брат, и мать – последняя, уже придя в себя, собственноручно кидается зашивать порванное платье принцессы – как бы придворные не дознались!

Тем, кто привык относиться к Средневековью и последующим ему нескольким векам как к временам романтическим, исповедующим галантное рыцарство, подобные эпизоды могут показаться дикими, а манеры в среде принцев – шокирующими. Между тем эпоха отличалась жестокостью, и Карл IX, распахнувший в Варфоломеевскую ночь окно и стреляющий из него («Мне же надо хоть кого-нибудь убивать!»), не более чем сын своего времени.

Маргарите дали понять, что принимать к сведению ее личные интересы никто не намерен. Претендентов на руку уже восемнадцатилетней красавицы множество: дон Карлос, старший сын испанского короля Филиппа II, сам Филипп II, принц Себастьян, сын португальской королевы. Обожаемый герцог де Гиз тоже в числе предложивших французской принцессе брачный союз. Но с любовью жемчужины из рода Валуа (margarita – это «жемчужина» на латыни) не посчитались. Ей предстояло выйти за гасконца Генриха Наваррского, чье королевство мало, а состояние смехотворно. К тому же он был гугенотом и не желал менять веру. В довершение всего от жениха исходил малоприятный запах (наиболее капризные и категоричные в своих высказываниях фрейлины сравнивали его с козлом).

Но зато на свадьбу своего короля в Париж съехались самые знатные протестанты Франции, которых католики затем успешно вырезали в кровавую Варфоломеевскую ночь. Надо отдать должное королеве Марго – она спасла мужа от неминуемой гибели, укрыв от преследователей в своих покоях и умолив брата-короля даровать ему жизнь. У Маргариты были свои представления о чести и достойном поведении жены, а еще она умела любить тех, кого действительно любила. Пусть Генрих Наварский и не относился к числу этих счастливчиков, спасением во время избиения гугенотов он обязан только ей.

Их брак был неплохим политическим союзом. Шанса править Францией у Маргариты не было, а в Наварре она взошла на трон. Что до Генриха, то брак с французской принцессой дарил ему надежду однажды короноваться в Париже. А пока супруги усердно создавали видимость счастливой семьи и с упоением изменяли друг другу. Пальма первенства в этом щекотливом вопросе принадлежала, безусловно, жене – в ее постели мог очутиться любой, кто выразительно склонялся перед ней в глубоком поклоне. Свое королевское ложе Маргарита велела застелить черными простынями из муслина, они придавали ее и без того белой коже ослепительный оттенок.

Что можно сказать о ее внешности? Портреты тех лет дают расплывчатое представление об истинной неотразимости королевы. Мемуаристы в один голос воспевают чрезвычайно выразительные глаза цвета черного янтаря, атласную кожу и пышный, роскошный, редкой притягательности бюст. Заметим, что в те времена женская грудь была единственным сексуальным достоинством, выставлявшимся на всеобщее обозрение и потому особенно ценившимся. «Ни одно платье не осмеливалось скрыть ее великолепную грудь из опасения обеднить то прекрасное зрелище, которое открылось миру; потому что никогда еще человеческому взору не приходилось созерцать ничего красивее, белее, полнее и телеснее того, чем обладала Маргарита, – уверял Пьер Брантом. – Большинство придворных буквально обмирали при виде такого богатства, в том числе и дамы из самого близкого ее окружения… и коим разрешалось поцеловать ее от избытка восхищения». Если бы природа наградила королеву Марго ногами от зубов, но при этом оставила ее плоской сверху, облик красавицы вызывал бы куда меньше восторгов – у каждой эпохи свои критерии. Между тем она заказывала себе платья, не оставлявшие даже тени простора для воображения: белоснежные прелести, эффектно подпираемые снизу корсетом, были представлены ценителям красоты в полной мере. А к фижмам юбок изнутри крепились засушенные сердца бывших любовников, которым, например, всего-навсего изменила удача на дуэли. Маргарита дарила их царственной благосклонностью при жизни и порой вспоминала после.

Одним из ярких любовных приключений французской жемчужины (не считая истории, описанной Александром Дюма) стал ее роман с вельможей де Бюсси, с которым они впервые встретились взглядами на коронации Генриха III. Королева Наваррская прониклась сознанием, что перед ней – идеал мужчины. Бюсси в ответ сочинял ей поэмы. У каждой из сторон к тому времени было не счесть числа зарубок на прикладе, но ведь в том и заключался великий феномен любви Маргариты, что каждый раз сердце ее начинало биться с первозданным пылом. Вот почему охваченные страстью любовники активно начинали предаваться ей там, где встречали друг друга и однажды потеряли голову среди бела дня в одном из переходов Лувра. Восхищенных их пылом свидетелей оказалось множество, и о происшествии донесли королю. Генрих III никогда не мог смириться с мыслью, что между ним и сестрой общими навсегда останутся лишь воспоминания юных дней. С воистину королевской щедростью он поспешил поделиться с мужем Марго новостью, героем которой был Бюсси.

Супруг Маргариты не отличался ревностью и сделал вид, что ничего не происходит. Ему и без того хватало забот – опутанный интригами, он понимал, что вот-вот придется покинуть двор, чтобы сохранить жизнь. Когда это все-таки случилось, и Генрих Наваррский сбежал из Парижа в свое маленькое королевство, его жена осталась при дворе без поддержки, как заложница.

Решение матери и брата-короля ограничить не только светскую, но и бурную любовную жизнь Марго было поистине жестоким: три месяца запертая в своих покоях двадцатипятилетняя женщина кусала подушки и мечтала вырваться на свободу. В конце концов она уговорила брата отпустить ее на воды в Спа, так как слишком долгое воздержание привело не только к затяжным истерикам, но и к рожистому воспалению на коже.

Под бархатным с золотом балдахином в сопровождении целого кортежа фрейлин Маргарита отправляется в путешествие. Ее путь лежит во Фландрию, а дорожные успехи у местных знатных кавалеров, губернатора, а затем и у наместника Нидерландов столь значительны, что красавицу чествуют непрерывно. Дело заканчивается тем, что она не доезжает до Спа каких-то семи лье, просто зависнув в другом месте и то и дело бесхитростно вознаграждая себя за долгое целомудрие. Проблемы со здоровьем забыты напрочь, но – на всякий случай – Маргарите доставляют целебную воду в огромных бочках.

После новых интриг парижского двора, хитроумных ходов и дипломатических предприятий королеве предстояло встретиться и с законным мужем – она приезжает в Нерак, столицу Наваррского королевства. Здесь утонченный вкус француженки проявляется в полном блеске, и неракский двор становится мини-копией парижского, в нем расцветают галантность, поэзия и изящные искусства. На смену увлечениям к королеве Марго приходит любовь: она излучает сияние счастливой женщины, и свет темно-янтарных глаз озаряет все вокруг. Ее избранник, тридцатилетний Шанваллон, обладает завидным телосложением и рядом неоспоримых достоинств, описание которых, как объясняет в письме королева, «заняло бы слишком много времени». А зачем тратить его понапрасну, когда к услугам влюбленных заповедные луга и укромные комнаты дворца, огромные дубовые шкафы и старинные кареты, мраморные лестницы и сельское гумно.

Вулканический пыл Маргариты делал ее неуязвимой для невзгод жизни. Она говорила, что как огня боялась разоблачения со стороны мужа, но, может, просто кокетничала. Во всяком случае рога ему наставляла неутомимо. «Вся моя жизнь в вас, мое прекрасное все, моя единственная и совершенная красота. Я целую миллион раз эти прекрасные волосы, мое бесценное и сладостное богатство; я целую миллион раз эти прекрасные и обожаемые уста», – писала она Шанваллону в разлуке. И, чтобы превратить жизнь любимого в праздник, окружала его всяческими заботами. Не в последнюю очередь гастрономического характера, продумывая меню до мелочей. Кресс-салат и артишоки, зайчатина и сельдерей, морковь и креветки, спаржа и петушиные потроха – все, что может подогреть любовный жар, украшало собой серебряные тарелки с вензелями.

Ее муж все же разведется с ней: Маргарита не сможет родить ему наследника, а Генрих завоюет-таки французский престол, вернувшись в Париж спустя 20 лет после своего бегства оттуда. И вопрос о престолонаследии и законнорожденном дофине станет для короля первостепенным. Но при этом королева Марго не была бесплодна! От любимого Шанваллона у нее родилось двое детей. Искренняя в своих любовных похождениях до смешного, до детскости, и очевидно не любя Генриха, она не смогла забеременеть от нелюбимого.

Долгие годы эта высокородная дама оставалась соблазнительнейшей и красивейшей во Франции. Когда однажды король Генрих III заточил ее как заговорщицу в неприступном старом замке города Юссон, он приставил к ней владыку тех мест, верного трону дворянина Калиньяка. Королева призвала тюремщика для беседы об искусствах, надев полупрозрачную сорочку. То, что предстало взору королевского вассала, заставило замереть его единственный уцелевший в битвах за честь короны глаз. После светской беседы он вышел, шатаясь. На протяжении семи дней пленница разговаривала с Калиньяком о возвышенных материях. На восьмой сраженный воин рухнул на колени и предложил отдать за любовь королевы Марго все, что она пожелает. С очаровательной непосредственностью победительница выбрала город Юссон. И продолжала жить там в свое удовольствие, сыграв с Генрихом III воистину королевскую шутку.

Другая история, случившаяся с 53-летней и все еще привлекательной la reine Marguerite, в очередной раз доказала ее бескомпромиссность в делах любви. Де Сен Жульен, ее двадцатилетний возлюбленный, был смертельно ранен и скончался от раны, нанесенной соперником. Последнего «краса всех королев» отвергла, несмотря на многообещающий (18 лет) возраст. Верная (и не важно сколь долго это состояние длилось) памяти погибшего возлюбленного, Маргарита сделала все, чтобы убийцу казнили, и даже самолично почтила жестокую казнь своим королевским присутствием.Маргарита Валуа, больше известная потомкам как королева Марго.

Сама она скончалась от внезапной простуды, замерзнув однажды в ледяном зале дворца Малый Бурбон в 1615 году. До этого бывшая супруга короля Франции Генриха IV (владевшего когда-то лишь Наваррой) успела подружиться с его сыном, юным наследником престола, ставшим впоследствии Людовиком XIII. (Наши соотечественники знают о нем больше по временам подвигов д’Артаньяна и громкой истории с алмазными подвесками). Мальчик обожал добрую Маргариту – она дарила ему игрушки, рассказывала сказки, баюкала. К этому времени краса всех королев располнела и начала носить парики, потому как ее роскошные некогда волосы поредели. Но для мальчика имели значение лишь доброта и ясный свет глаз той, которая дарила маленькому принцу свою дружбу.

Людовик безутешно рыдал, когда она умерла, и потом еще долго оплакивал уход из жизни своего, может быть, единственного верного друга за всю жизнь. После смерти тело Маргариты временно разместили в часовне Святых Августинцев. В 1616 году прах перенесли в аббатство Сен-Дени – последнее пристанище французских королей. А любвеобильное сердце почившей королевы поместили в свинцовую урну, которую передали на вечное хранение женскому монастырю Святого Сердца.

Королева Марго — самая любвеобильная королева
5 (100%) 1 vote