cоздание сайта недорого

Марфа-посадница - хозяйка непокорного Новгорода

altМарфа-посадница, Марфа Борецкая — вдова новгородского посадника Исаака Борецкого, знатная новгородская боярыня, боровшаяся за сохранение независимости Новгорода от самодержавной Московской Руси, которую утверждал Иван III Васильевич.

 

Марфа-посадница – неоднозначная фигура в Русской истории. Историки и писатели смотрели на эту героиню по-разному. Одни хвалили ее как защитницу старинных вольностей, другие ругали за сговор с поляками-католиками, обвиняя ее в предательстве своей страны.

 

Однако подлинных исторических свидетельств о Марфе немного. К числу таковых относятся Грамота о пожаловании Николаевскому Корельскому монастырю земель на Северной Двине.

 

Марфа поставила под ней свою подпись, чем доказала умение писать, весьма редкое для женщин Древней Руси.

 

Марфа происходила из рода бояр Лошпнских. Вторым мужем Марфы был посадник Исак Андреевич Борецкин, принадлежавший к известной в Новгороде семье, которая имела в XV в. обширные «боярщины», а на арене политической борьбы и ранее проявляла себя как враг великого княжества Московского.

 

Надо сказать, что во времена Марфы-посадницы Новгородская республика была очень богата и самостоятельна. Кроме пушнины, город продавал на Запад воск, мед, рыбу, сало, лен - все, что добывалось в громадных новгородских владениях от Волги до Мурмана. Новгород был единственным пунктом, через который отрезанная от судоходных морей Русь могла торговать с заграницей. Городской рынок был самым богатым в Восточной Европе - недаром в республике было представительство знаменитой Ганзы, средневекового торгового союза. При этом прижимистая новгородская элита не имела никакого желания делиться прибылью, что весьма раздражало набиравшую силу Москву. Именно в этот период на политическую арену вступила Марфа, до того ведшая неприметную жизнь рачительной домохозяйки и матери семейства.

 

alt

 

Похоронив обоих мужей, Марфа Борецкая осталась самостоятельной хозяйкой со значительными земельными угодьями, которые в дальнейшем увеличила за счет собственных «прикупов» и земель, колонизированных с ее ведома или по ее распоряжению представителями вотчинной администрации. К 70-м годам XV в. по размерам своих владений Марфа являлась единственной в своем роде вотчииницей, не сравнимой с другими новгородскими боярами (Есиповыми, Овиновыми и др.). Считают, что по величине собственности Марфа к концу XV в. была третьей после новгородского владыки и монастырей. В описи ее владений можно увидеть пушнину в тысячах шкурок, и полотно в сотнях локтей, и хлеб в сотнях коробей, и мясо в сотнях туш, масло, кур, лебедей и многое другое, а главное — деньги: в вотчине Борецкой денежный оброк составлял 51 % владельческого дохода. Собственный дом Марфы в Новгороде на улице Великой (Неревский конец города) представлял собой каменные палаты в два этажа, что выделяло его среди других боярских домов.

 

Благодаря огромным богатствам Марфа Борецкая обрела значительный политический вес. В памяти народной долго сохранялся ее образ — властной правительницы, карающей самодержицы. Легенда рассказывает, что, узнав о гибели сыновей от первого брака в Заонежье, Марфа приказала сжечь там ряд деревень.

 

Крутые меры были ей привычны: когда соловецкие монахи начали ловить рыбу в ее угодьях на Белом море, она чуть не избила палкой игумена Зосиму, явившегося к ней для урегулирования спора. В раздражении будущий святой обещал, что скоро Марфа и ее родня лишатся и власти, и богатства.

 

Марфа безжалостно уничтожала своих противников. «Житие Варлаама Важского» рассказывает, что будто бы некий Василий Своеземцев, спасаясь от интриг посадницы, вынужден был бежать со своим семейством из Новгорода в имение на Ваге, а боярин Мирославский поплатился за тяжбу с Марфой заключением в подземелье.