Королева Виктория «Бабушка всей Европы»

    Королева Виктория (Victoria) — имя при крещении Александрина Виктория — 24 мая 1819 — 22 января 1901 — королева Соединённого Королевства Великобритании и Ирландии с 20 июня 1837 г., императрица Индии с 1 мая 1876 г., последний представитель Ганноверской династии на троне Великобритании.

    Королева Виктория правила долгих 64 года — больше любого другого монарха Великобритании. Ныняшняя королева Елизавета II, также рекордсмен по продолжительности правления, не дотягивает до этого срока всего несколько лет. Ко времени своей смерти королева Виктория возглавляла величайшую империю, какую когда-либо видел мир...

    Король Георг III — дед королевы Виктории, взошедший на престол в 1760-ом году, пользовался большой популярностью. Он был первым королем, который никогда не изменял своей жене. У него было пятнадцать детей — девять сыновей и шесть дочерей. Но король лишился рассудка из-за наследственной генетической болезни порфирии, которой страдал четверть века, и к 1817 году безвыездно проживал в Виндзорском замке, словно король Лир слепой и почти оглохший.

    Будущее короны было под вопросом, несмотря на большое количество отпрысков. Наследники престола выросли эгоистами и повесами, которые пьянствовали, заводили незаконнорожденных детей и делали огромные долги. Парламент без всякого энтузиазма вынужден был назначить регентом сына короля — Георга, принца Уэльского.

    Он единственный из всех королевских сыновей имел законного наследника — дочь принцессу Шарлотту — любимицу нации и надежду на будущее монархии. Но принцесса в возрасте 21 года умерла при родах. Ее смерть поставила страну на грань революции.

    Среди братьев Георга стартовала гонка за детьми. Все королевские сыновья поторопились вступить в законные браки, чтобы обзавестись законными детьми, которые могли бы стать наследниками престола. Четвертым сыном короля был Эдуард, герцог Кентский. Многие считали его лучшим из всех принцев, но и у него была давняя любовница, с которой они были вместе почти 28 лет. Однако теперь его выбор пал на принцессу Виктуар Лейнинген,тридцатидвухлетнюю вдову, болтливую и амбициозную, у которой уже было двое детей от первого брака.

    Она была родом из небольшого немецкого княжества Саксен-Кобург. Пара поженилась летом 1818 года. Жениху было 50 лет, а невесте — 32. Имя Виктуар было изменено на Викторию. Спустя два месяца после свадьбы герцог и герцогиня переехали в Германию. У герцога были финансовые затруднения и переезд был отчаянной попыткой сэкономить деньги.

    Вскоре герцогиня забеременела. Для подтверждения законнорожденности ребенка было необходимо, чтобы при родах присутствовали представители британской аристократии. Так что находящейся на восьмом месяце герцогине, пришлось срочно ехать обратно в Англию. Ради экономии герцог сам выступал в роли кучера. Будущей маме пришлось проехать более 700 километров по ухабам с неопытным возницей.

    24 мая 1819 года герцогиня Кентская родила прелестную девочку. Но принц-регент пришел в ярость, узнав о том, что его брат первым стал отцом новой наследницы престола. Он превратил крестины девочки в фарс и запретил все имена, которые выбрали родители. Архиепископ стоял у купели и долго ждал, как назвать младенца, герцогиня заливалась слезами, а принц-регент, решивший, что новорожденной не бывать королевой запретил давать той королевские имена. На немой вопрос священника, он ответил: «Назовите ее, как мать». Также принц-регент приказал первым именем всегда указывать «Александрину», в честь русского императора, который согласился стать крестным. До девяти лет маленькую Викторию будут звать Александриной, это русское имя быстро превратится в Дрину.

    Когда к власти пришел принц-регент и его расточительные беспутные братья, популярность королевской семьи осталась в прошлом. Многие требовали политических реформ.

    Тем временем герцог, отец Виктории умер, назначив свою жену единственным опекуном дочери. Девочку с матерью перевезли под надзор королевской семьи в Лондоне в Кенсингтонский дворец. Через несколько дней, корона стала еще ближе — умер дед Виктории, давно болевший, король Георг III.

    Но новый король — Георг IV хотел избавиться от герцогини Кентской и ее дочери — третьей по очереди наследницы престола. Герцогиня боялась короля и все больше стала полагаться на молодого красивого ирландца — Джона Конроя, который был раньше конюшенным у герцога. Тот втерся в доверие к простодушной вдове и рассчитывал получить богатство и власть, находясь при будущей королеве Виктории.

    Тем временем Виктория с детства обладала сильным характером. Каждый ее шаг был под контролем, ведь для матушки, она была залогом будущего благополучия. Она жила, как в тюрьме, но это не сломило ее волю. Герцогиня и Конрой хотели во всем контролировать Викторию и разработали целую систему воспитания, получившую название «Кенсингтонской». Главное в системе — неусыпный и круглосуточный надзор над девочкой. Она должна была спать в одной комнате с матерью. Ее не оставляли одну. За маленькую принцессу Викторию боялись, поскольку она была преградой на пути к трону для следующих по очереди претендентов. Меры предосторожности были таковы, что даже пища девочки должна была пробоваться перед каждой трапезой, также ей запрещалось спускаться по лестнице одной.

    В июне 1830 года король Георг IV умер и на трон взошел бездетный герцог Кларенский, ставший королем Вильгельмом IV. Виктория стала наследницей престола. Казалось, что восшествие Виктории на трон — теперь лишь вопрос времени. Герцогиня тут же написала письмо премьер-министру о том, чтобы ей присвоили титул вдовствующей принцессы и увеличили содержание, как матери наследницы престола, а также оплатили все ее долги и назначили официально регентшей в случае освобождения трона.

    Виктория стала старше и проявляла признаки непослушания, поэтому герцогиня все больше стремилась к абсолютной власти. Пытаясь контролировать дочь, герцогиня купила ей дневник и велела делать в нем записи каждый день. Она хотела читать сокровенные мысли Виктории. Дневник пришелся по душе молодой принцессе и она каждый вечер исписывала несколько страниц. Теперь, благодаря дневнику известно, что творилось в душе королевы Виктории.

    … Виктории было почти пятнадцать лет. Король пребывал в добром здравии и был полон решимости дожить до восемнадцатилетия своей наследницы. Герцогиня и Конрой поняли, что власть ускользает от них и решили выставить Викторию ребенком, неспособным контролировать даже себя, не говоря о целой стране. Тогда герцогиня стала бы регентшей пока дочери не исполнится 21 год. К этому времени Виктория все больше сближалась с дядюшкой-королем и отдалялась от матери.

    Осенью 1835 года герцогиня, Виктория и Конрой отправились отдыхать в Рамсгейт, где принцесса тяжело заболела. Вначале мать думала, что та притворяется, но, когда Виктория стала метаться в бреду, срочно были вызваны врачи из Лондона. Герцогиня и Конрой вели себя по отношению к ней просто безжалостно и даже попытались воспользоваться ее беспомощностью, чтобы вырвать у нее письменное обещание назначить ирландца ее «личным секретарем» сразу, как только она взойдет на престол. Конрой принес ей бумагу и перо прямо в постель. Но Виктория ничего не подписала. Отныне она поняла, что должна полагаться только на собственные силы.

    Король не изменил доброго к ней отношения и не упускал случая, чтобы продемонстрировать ей свою любовь, приглашая к себе на балы. На одном из приемов юная Виктория проявила симпатию к некому лорду Элфинстону. Герцогиня тут же организовала визит в Англию двух кузенов Виктории принцев Кобургов — Эрнеста и Альберта. В качестве потенциального жениха рассматривался последний. Сначала он не произвел на нее большого впечатления.

    В 1836 году здоровье короля резко ухудшилось. Но он сдержал свое слово и, не желая отдавать страну в руки герцогини и Конроя, дожил до восемнадцатилетия любимой племянницы. 24 мая 1837 года принцессе Виктории исполнилось 18 лет. На свете найдется мало матерей, для которых совершеннолетие дочери было бы такой катастрофой.

    Через четыре недели после восемнадцатилетия Виктории король Вильгельм IV умер. Лорд Конингем и архиепископ Кентерберийский прибыли в Кенсингтонский дворец, чтобы сообщить об этом принцессе. Герцогиня попыталась пройти в комнату вместе с дочерью, но та отказалась. Она вошла в комнату одна. Первые люди Англии преклонили перед ней колени и сказали, что она стала королевой. Первый шаг Виктории был очень простым, но говорил о многом. Она попросила, чтобы ее кровать перенесли из спальни матери в ее собственную комнату. Ее борьба за свободу началась и теперь верным союзником королевы будет премьер-министр лорд Мельбурн, чью администрацию и правительство она решила сохранить с восшествием на трон.

    Также она сообщила лорду Мельбурну о том, что хочет уволить Джона Конроя из королевского двора. Отныне за солидное вознаграждение и титул пэра Конрой согласился никогда больше не появляться при дворе. В первый день своего царствования Виктория провела заседание Тайного совета. Это было ее знакомство с самыми высокопоставленными людьми страны. Всем было ужасно интересно, как столь юная, неопытная и плохо знающая свет особа пройдет через это испытание. К тому же она впервые в жизни оказалась одна в собрании взрослых мужчин. Но молодая королева справилась со своей задачей блестяще, покорив мужские сердца величественными манерами и скромным поведением.

    Итак герцогиня Кентская была низведена до уровня «матери королевы», тогда как она требовала для себя титул «королевы-матери». Через несколько недель королева Виктория покинула Кенсингтонский дворец, переехав в Букингемский. Виктория царствовала уже полгода, когда парламент назначил ей ежегодное содержание в 400 тысяч фунтов. В 18 лет она стала не только самой могущественной девушкой на свете, но и самой богатой. Ее коронация 28 июня 1838 года была одной из самых роскошных в истории.

    Ее главным советником стал лорд Мельбурн — премьер-министр вигов. Он был благороден и остроумен, так что они сблизились. Мельбурн был предан королеве, которая ценила его советы, но в некоторых вещах проявляла упрямство. Показательным примером стал «кризис королевской спальни» в 1839 году. Когда в мае правительство Мельбурна потерпело поражение и он ушел в отставку, королева была вне себя от горя. Она не могла представить холодного рассудочного Роберта Пиля в качестве премьер-министра. Когда последний потребовал, чтобы королева сменила своих фрейлин вигов, на тори, она отказалась. Пиль не стал формировать кабинет министров и Мельбурн пробрался обратно на Даунинг-стрит. Виктория считала это своей победой, но это был лишь классический пример того, как молодая королева переоценивала свои власть и значимость. Через два года на всеобщих выборах победил Роберт Пиль — страна хотела, чтобы премьер-министром стал Пиль, чтобы там не думала королева.

    Несмотря на то, что теперь Виктория стала королевой Англии, она понимала, что полностью избавится от влияния матери сможет только, если выйдет замуж. Свое замужество она воспринимала скорее, как необходимость. Особенно ее раздражало то, что за нее уже сделали выбор, даже не спросив ее мнения, и вели с ней разговоры об одном лишь Альберте — принце Саксен-Кобург-Готском. Альберте, которого с самого рождения прочила Виктории в мужья ее кобургская бабка. Альберте, которому кормилица сказала, когда ему было три года, что он непременно женится на королеве. Альберте, которого воспитывали в строгом почтении к церкви, готовя к брачному союзу с его двоюродной сестрой. Альберте, который никогда не знал ни одной другой женщины. Даже не заглядывался ни на одну из них. Альберте, который предпочитал общество ученых мужей. Альберте, который должен был осенью приехать в Англию и визита которого она ждала «с отвращением». Кстати сказать, саму Викторию трудно было назвать красивой. Ее рост был около 150 см, она была склонна к полноте. О себе Виктория в шутку говорила: «Мы, однако, довольно не высоки для королевы».

    В 1839 году Эрнест и Альберт снова приехали в Лондон. Однако потребовалось всего несколько часов после новой встречи с возмужавшим и похорошевшим Альбертом, чтобы все возражения королевы отпали. Уже через три дня она объявила Альберту, что хотела бы выйти за него замуж. Конечно, же это было долгожданным предложением, от которого принц не мог отказаться. «Мы несколько раз поцеловались. Он был так нежен, так ласков», — запишет в своем дневнике Виктория.

    Они обручились с Альбертом. Мать узнала об этом только через месяц, кроме того Виктория попросила ее покинуть дворец. Отныне она получила долгожданную свободу, а центром ее жизни стал ее обожаемый Альберт. Они поженились 10 февраля 1840 года, после очень короткой помолвки. Десятки тысяч людей пришло посмотреть на свадьбу своей королевы. Это свидетельствовало об огромной популярности Виктории среди ее подданных. Двести кружевниц в течение многих дней плели ее фату. Виктория лично нарисовала эскизы платьев для подружек невесты, которые следовало расшить белыми розами, а также предусмотрела для каждой из девушек брошку в виде орла, который был символом Германии. Глазки у птицы сделали бриллиантовыми, клюв рубиновым, а когти жемчужными.

    С первых же мгновений эта пара, столь мало подходившая друг другу по характеру и темпераменту, оказалась спаянной сильнейшим физическим влечением. «Ночью мы почти не сомкнули глаз», — признавалась она в своем дневнике, не жалея восклицательных знаков. В период до 1857 года у супругов появилось девятеро детей. Четыре сына и пять дочерей. Королева обладала отменным здоровьем и ее беременности следовали одна за другой. «Им с мужем было всего по двадцати одному году, и они вели активную сексуальную жизнь. В Соединенных Штатах уже появились первые презервативы из латекса, но в Англии церковь запрещала применение противозачаточных средств. Кроме того, врачи имели весьма приблизительное представление о процессе овуляции у женщин. Дабы избежать нежелательной беременности, они советовали воздерживаться от сексуальных контактов сразу после менструации, но рекомендовали их в середине цикла. Матери никогда не обсуждали эту тему с дочерьми. Это было таким же табу, как и все остальное, что касалось человеческого тела. В семьях бедняков женщины рожали детей одного за другим до тех пор, пока сами не умирали при родах. Без молока, медикаментов и дров для отопления жилья многие дети погибали в раннем возрасте и детская смертность достигла ужасающих показателей. Но это не мешало росту населения».

    Виктория стала первой правящей государыней Англии, подарившей стране наследника мужского пола, и это событие вызвало во дворце огромную радость. Из дворца эта радость распространилась по всей стране. «Таймс» с гордостью писала, что Виктория — «образцовая королева». Но образцовая королева была отнюдь не образцовой женой. Альберту едва удавалось сносить приступы сильнейшего гнева, сотрясавшие стены дворца. Он учил ее держать себя в руках. Виктория сама признавала, что у нее невозможный характер: «Я еще до замужества знала, что из-за него у меня будут проблемы». Мудрому супругу хватило такта, чтобы примирить жену даже с ее матерью — герцогиней Кентской, чьи достоинства он не уставал превозносить. Герцогиня, бывшая на редкость суровой матерью, оказалась нежнейшей бабушкой.

    Принц мог продемонстрировать Англии и всему миру образцовую семью, каких еще не было у английских монархов: дружную, крепкую, счастливую, честно исполняющую свой долг перед Богом и страной. Альберт свято верил, что лишь такая образцовая королевская семья способна спасти монархию в эпоху социальных потрясений. Англия стремительно вступала в эру, ошибочно названную викторианской, хотя на самом деле это была эра правления Альберта.

    Он сразу же после свадьбы стал доверенным лицом и советником Виктории и повлиял на образ ее мыслей. Альберт, засучив рукава, принялся наводить порядок в принадлежавших королеве замках и в ее финансах. Теперь принц лично занимался выбором нарядов для своей супруги, а ее восхищал его утонченный вкус. Фривольные балы и роскошные приемы были заменены экономными семейными ужинами. Нарождавшаяся английская буржуазия начала примеривать на себя суровый морализм. Ей импонировали и этот брак по любви, и прекрасно воспитанные дети, и размеренная и хорошо налаженная жизнь королевской семьи. Не только буржуазия, но и средний класс увидел свой идеал в этой благородной простоте. Воцарение на английском престоле Виктории совпало с новым ростом религиозности.

    Расточительству и распутству люди теперь предпочитали экономию и добродетельность. Жизнь в труде была уделом мужчины, жертвенность — уделом женщины. Нужно было чтить святое воскресенье: утром в этот день все домочадцы, включая слуг, должны были собираться в гостиной для чтения религиозных текстов, как это делали Виктория и Альберт, посещавшие воскресную службу в новой церкви Букингемского дворца вместе со всей своей прислугой. Они сидели на одних скамьях с рабочими. Причисляли себя не к социальному классу, а к общей пастве.

    Аскетизм проявлялся и в одежде: мужчинам полагалось носить черный сюртук с воротником-стойкой без всяких жабо и кружев. Женщинам — темное строгое платье, никаких кринолинов, никаких декольте. Образованная и любознательная англичанка, типичная представительница XVIII века, хозяйка политического салона и устроительница праздников в лондонский сезон, жизнерадостная и красивая женщина, менявшая одного за другим любовников, рожавшая внебрачных детей и обожавшая прогулки верхом по парку, уступила место «perfect lady», чьей основной задачей было нарожать много детей, дабы те служили Британской империи, защищая ее целостность и крепя уважение к ней.

    Принц Альберт считал, что монархия должна быть нейтральной в политике, но при этом ее этической ответственностью является наблюдать за правительством и контролировать его. Титул принц-консорт позволял Альберту посещать заседания парламента и признавал его значимую роль советника. Альберт был мудрым, энергичным и неутомимым.

    Одним из его грандиознейших проектов стала Всемирная выставка 1851 года. Альберт был захвачен революцией в промышленности, происходящей вокруг. Первая промышленная революция в истории человечества произошла именно в Англии. Она началась в текстильной отрасли с изобретения в 1764 году одним ланкаширским ткачом «jenny» — прядильной машины периодического действия. Принц Альберт полагал, что индустриализация вытащит людей из бедности. Города затягивали в себя все больше рабочих. Некоторые семьи проживали в комнатах, в которых спали прямо на кучах золы, и мертвые лежали там порой вперемежку с живыми. Но самым страшным изобретением стала «спальня на веревке», люди в ней спали, сидя на скамейке и держась за веревку, чтобы не упасть. Англию — мировую фабрику и торговую лавку — захлестывала нищета. Принц интересовался деятельностью Общества борьбы за улучшение условий жизни рабочего класса.

    Всемирная выставка должна была прославить все новое в промышленности. Ничего подобного мир еще не видел. Выставку открывала сама Виктория. Стеклянный павильон выставочного комплекса — «Crystal Palace» был создан английским садовником Джозефом Пакстоном, специализирующемся на строительстве уникальных оранжерей для экзотических растений. Изящная конструкция имела размеры 616 на 136 метров. На выставке было представлено свыше 100 тысяч экспонатов. Ее посетили шесть миллионов человек. Такое скопление народа никогда ранее не наблюдалось ни в одном другом уголке земного шара. Впервые в общественном здании были оборудованы туалеты и установлена паровая машина для изготовления мороженого.

    Параллельно с идеями национального масштаба Альберт придумывал грандиозные планы для своей семьи. На острове Уайт он построил Осборн-хаус. Сюда королевское семейство сбегало от лондонской суеты. Они приобрели Осборн в 1845 году и Альберт переоформил его в модном итальянском стиле. Это было местом отдыха семьи, где они могли устраивать пикники и заниматься живописью, проводить время на частном пляже с пристанью. Виктория и Альберт отмечали здесь свои дни рождения. Это были счастливейшие годы жизни семьи.

    В 1953 году Виктория родила в Лондоне своего восьмого ребенка — сына Леопольда. Вскоре выяснилось, что Лео болен гемофилией, болезнью крови, передающейся по наследству только женщинами и только детям мужского пола. Откуда могла взяться эта болезнь? Целые поколения генетиков бились над этим вопросом. Две дочери Виктории, Алиса и Беатриса, передадут эту болезнь своим потомкам и заразят ею отпрысков монархов России, Испании, Румынии и Пруссии.

    28 марта 1854 года, на день позже Франции, Великобритания объявила войну России (Крымская война). Репортажи с места сражений посылал первый в истории военный корреспондент У. Г. Рассел, которые печатала «Таймс». Флоренс Найтингейл — британская аристократка стала первой сестрой милосердия и основательницей сестринского дела в современном понимании этого слова. Отправившись на войну она лично организовала надлежащий уход в госпиталях, применив новые методы выхаживания раненных. И свершилось чудо: количество смертей с сорока двух на сотню сократилось до двадцати двух на тысячу.

    В 1961-ом году сорокадвухлетний принц Альберт умер, заразившись брюшным тифом. Ничто в жизни королевы никогда не станет прежним. Смерть Альберта опустошила ее«Неужели я все еще жива, и это после всего того, что я видела? Я, каждый день просившая Бога позволить нам умереть в один день и не дать мне пережить его! Я, верившая, лежа в его крепких и нежных объятиях в благословенные часы ночи, когда весь мир будто принадлежал лишь нам двоим, что ничто и никогда не сможет разлучить нас!» Ее горе было долгим и тяжелым. Она погрузилась в холодный мир вечной утраты и пыталась сохранить образ Альберта и представление о нем всеми возможными способами. Всенародно ему воздвигались памятники, был построен королевский Альберт-холл (самый престижный концертный зал в Великобритании и до сегодняшнего дня один из крупнейших в мире). Лица британских городов были выражением траура по усопшему принцу-консорту. В частной жизни королева стала нервной и раздражительной. Ее преследовала депрессия. Ходили слухи, что королева общается с покойным мужем посредством спиритических сеансов. Она настояла, чтобы комнаты Альберта сохранялись такими же, какими были при его жизни. Каждый день его одежду приводили в порядок. Ходили слухи, что Виктория сходит с ума. Ее траур длился долгих 13 лет, а черное она носила до конца жизни. Она удалилась от общественной жизни, отказалась открывать парламент и редко встречалась со своими министрами.

    По мере того, как шло время люди начинали терять терпение. Многие задавались вопросом — нужна ли вообще монархия. Шли разговоры о республике, пресса критиковала королеву за ее нежелание исполнять официальные обязанности. Но королева была далека от забот о том, что думает народ. Она была слишком подавлена горем. Упрямая королева отказывалась появляться на публике, но не отказывалась от власти.

    Под давлением правительства в 1866-ом году она согласилась выступить в парламенте. Но этот опыт показался ей настолько изматывающим, что она отказалась его повторять. Королева жаловалась на то, что вся ее жизнь это сплошная работа. Но публика ее не видела и ничего не знала о ее деятельности. Букингемский дворец выглядел необитаемым музеем. Виктория отказывалась жить в Лондоне, предпочитая оставаться в деревне, где избегала, навещавших ее министров, предпочитая общаться через серетаря.

    Теперь ее ближайшим компаньоном стал слуга-шотландец Джон Браун, который был чрезвычайно предан королеве. Для правительства проблема Брауна заключалась в том, что он поддерживал затворнический образ жизни королевы и был фамильярен с министрами.

    Канцлер казначейства (в последующем премьер-министр) Бенджамин Дизраэли, являясь ловким царедворцем, умел держать королеву в плену своих чар и убедил ее вернуться в общественную жизнь после тринадцатилетнего траура. Он уговаривал ее выходить в свет, участвовать в разных инаугурациях и вновь играть ту роль, что была ей положена по статусу. Он вернул ей уверенность в себе, убедил в том, что она вполне может править сама, без Альберта. Премьер-министр был единственным человеком, перед которым она не сдерживала своих эмоций. Он использовал два трюка. Первый из них — лесть. Дизраэли считал что, когда дело касается королевских особ — льстить надо грубо. Второй — Индия, которая стала бриллиантом в имперской короне. В 1876 году Бенджамин Дизраэли предложил королеве Виктории принять титул императрицы Индии. Хотя за все свое правление королева так и не посетила Индию, она восторгалась индийской культурой.

    Королева начала брать во дворцовый штат слуг из Индии. Самый известный из них — Абдул Карим, который обучал королеву индийскому наречию и был ее советником по делам Индии. Несмотря на всю помпу и церемонии, окружавшие правление Виктории, она была не особенно щепетильна в вопросах общественного положения. Запросто могла пропустить рюмку виски со слугой Брауном, Абдул-Карим — сын тюремного аптекаря также был тепло принят в Осборне.

    Жизнь королевы изменилась к лучшему. 24 мая 1879 года королева отмечала свое шестидесятилетие. У нее уже было двадцать семь внуков и одна правнучка, а сама она вновь стала всенародно любимой.

    Ко времени золотого юбилея (пятьдесят лет правления) в 1887 году, она стала той королевой, которую люди хотели видеть. Виктория была полумагической фигурой, которая символизировала единство великой империи. Когда она проезжала по Лондону, толпы народа приветствовали свою королеву. Ее состояние, самое крупное в мире, невозможно было выразить в точных цифрах. Его оценивали примерно в 5 миллионов фунтов стерлингов. Она содержала всех почти своих детей, но никогда не допускала бесполезных трат. Со времени ее восшествия на престол Лондон удвоил число своих жителей, их стало четыре миллиона, и превратился в огромный современный столичный город. В нем больше не осталось старинных зданий за исключением Тауэра, где была выставлена диадема, в которой Виктория короновалась. Не войны разрушили старые дома, а архитекторы. На их месте выросли двух- и трехэтажные кирпичные здания, как две капли воды похожие друг на друга своими белыми портиками и опускными окнами. Лондонский порт растянулся на десяток километров вдоль берегов Темзы. Сто пятьдесят судов ежедневно причаливали там или отчаливали оттуда. Каждый из девяти вокзалов имел свою большую гостиницу, в которой постоянно не хватало мест для все возрастающего количества приезжих. А лондонское метро, поезда которого ходили с интервалом в четыре минуты, перевозило более пятидесяти миллионов человек в год.

    1897 году королева отмечала «бриллиантовый юбилей». Она правила уже шестьдесят лет, и этот юбилей стал апофеозом ее могущества и славы. По своему обыкновению и вопреки уговорам министров королева наотрез отказалась надеть корону и парадную мантию. Но ее неизменное вдовье платье на сей раз было расшито серебром, а черный кружевной чепец украшен веточкой белой акации и бриллиантовой эгреткой. И сама Виктория, и ее царствование, и ее Великобритания — все являло собой смешение необыкновенной роскоши и простоты. Она всегда с глубоким презрением относилась к британской аристократии, распутной и швыряющей деньги на ветер. Врожденная экономность роднила Викторию с ее народом.

    Страна не забыла, что именно Виктория способствовала укреплению конституционной монархии. До нее монархия была не только разорена в прямом смысле этого слова, но и дискредитирована до такой степени, что вызывала ненависть собственного народа. Королева дала Англии ту систему ценностей, которая одновременно обеспечивала ее процветание и социальный мир. Когда королевская карета возвращалась в Букингемский дворец после празднования, какой-то человек прямо перед ней упал с дерева — и это был единственный несчастный случай, произошедший в этот знаменательный день. Хотя в город съехалось около двух миллионов гостей, чтобы наблюдать праздничный кортеж королевы и торжественный парад. В преддверии его королева не раз писала своему министру внутренних дел. Она опасалась, как бы во время праздничных мероприятий не произошло несчастья вроде давки в Москве, случившейся во время коронации Алекс и Николая II, когда затоптали больше тысячи человек, или вроде пожара на благотворительной ярмарке в Париже, где заживо сгорело двести человек. Ее любимый народ не должен страдать ни от каких, даже самых незначительных ран, и, вернувшись во дворец, Виктория тут же поинтересовалась, как себя чувствует упавший с дерева человек. Между государыней и ее подданными ныне существовало настоящее единение. В редком доме не было ее фотографий.

    Королева Виктория стала «бабушкой Европы». Через свою старшую дочь Вики она теперь была в родстве с кайзером Вильгельмом II, который являлся ей внуком. Чуть позже тот самый внук Вилли развяжет войну с Британией в 1914 году, а ее внучка Алекс вышла замуж за русского императора Николая II. Так или иначе Виктория была связана с королевскими домами Норвегии, Швеции, Греции, Румынии, Испании и Мексики.

    Королева Виктория умерла в Осборне 22 января 1901 года, окруженная многочисленными детьми и внуками. Ей был 81 год. Долгое правление показало, что конституционная монархия может стать символом страны и задавать тон в политической, общественной и семейной жизни. В день ее смерти вся страна почувствовала себя немного осиротевшей. Викторианская эпоха осталась в памяти потомков, как период стабильности и процветания Британской империи.

    Интересные факты:

    С 1840 года все подданные Ее Величества могли обмениваться корреспонденцией без использования собственных курьеров. Виктория стала первым человеком в мире, чей портрет был напечатан на почтовой марке. Популярность ее от этого заметно возросла. С тех пор правители других государств мечтали о том, чтобы их портрет также был запечатлен на почтовой марке.

    Знаменитый «Свадебный марш» Мендельсона впервые был исполнен по случаю бракосочетания старшей дочери королевы Виктории 25 января 1858 года.

    В 1853 году при родах своего восьмого ребенка — Леопольда доктор Сноу дал королеве хлороформ, смочив им носовой платок и положив ей его на лицо. Она одной из первых испытала на себе этот вид анестезии, открытый шесть лет назад шотландским врачом Симпсоном.

    Королева Виктория «Бабушка всей Европы»
    5 (100%) 1 vote
    Поделиться:

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    *

    code