История любви Николая 2 и Александры Федоровны: история любви и смерти, проклятие - She-Win

История любви Николая 2 и Александры Федоровны: история любви и смерти, проклятие

24.05.2018 КАТЕГОРИЯ: История

Александра Фёдоровна (урождённая принцесса Виктория Алиса Елена Луиза Беатриса Гессен-Дармштадтская) — 6 июня 1872 — 17 июля 1918 — российская императрица, супруга Николая II (c 1894 года), любимая внучка английской королевы Виктории, которая называла её Sunny («Солнышко»).

Есть один совершенный цветок среди пустыни жизни — этот цветок любовь.

Есть одна неизменная звезда среди нашего блуждания — эта звезда любовь.

Есть только одна надежда в нашей безнадежной ночи — эта надежда любовь.»

Императрица Александра Федоровна.

Это не был брак по расчету, традиционный для венценосных особ. История жизни последней четы Романовых, принадлежавших династии, которая правила Россией на протяжении трехсот лет, больше похожа на романтическую историю любви. Они любили друг друга преданно и нежно, всю жизнь почти не расставались и умерли в один и тот же час. Безгранично любимую супругом последнюю русскую царицу ненавидели ее подданные, считая шпионкой и недалекой женщиной, находящейся во власти сумаcшедшего извращенца Распутина.

Первая встреча Александры и Николая

Впервые Николай и Александра встретились в июне 1884 года. Двенадцатилетняя принцесса Алиса из крохотного немецкого герцогства приехала в Россию на свадьбу своей старшей сестры Эллы, впоследствии Великой княгини Елизаветы Федоровны. Элла выходила замуж за великого князя Сергея Александровича — дядю цесаревича Николая. Самому Николаю было тогда шестнадцать. И хотя эта любовь была с первого взгляда, прошло целое десятилетие, пока у Ники появилась возможность задать судьбоносный вопрос.

Через несколько месяцев после отъезда гостей в дневнике Николая появится запись: «Я чувствую желание жениться. На ком же? Конечно на Алекс Дармштадской.

Алекс родилась в семье Великого герцога Людвига IV Дармштадского и Алисы — дочери английской королевы Виктории. Когда девочке было всего шесть лет, ее мать умерла от дифтерии и внучку взяла на воспитание королева Виктория. Она впитала традиции английского двора. Ее родным языком стал английский. Придворные дали ей прозвище «Луч солнца», в Германии ее часто называли — «озорница».

Лишь через пять лет после знакомства Алекс вновь встретилась с Ники. Ей к тому времени исполнилось семнадцать. Из маленькой шалуньи она превратилась в прекрасную принцессу с немного грустным мечтательным взглядом. Она приехала к сестре погостить. Но во дворе все понимали, что это смотрины. Она провела полтора месяца в Петербурге, имея успех при дворе. Николай просит у отца согласия на брак с нею. Но у Александра III были другие планы. Наследнику российского престола было предложено подумать о женитьбе на принцессе Орлеанского дома, чтобы укрепить союз России с Францией. Было объявлено, что Алекс не понравилась матери Николая — императрице Марии Федоровне. С самыми нелестными отзывами лицемерного русского двора Алиса вернулась домой.

И снова пять лет разлуки. Николай не мог перечить отцу и настаивать на браке с Алекс, но он принял одно из немногих в своей жизни твердых решений — ждать. В конце 1891 года в его дневнике появляется запись: «Моя мечта, когда-нибудь жениться на Алекс Г. Я давно ее люблю, но еще глубже и сильнее с 1889 года, когда она зимой провела шесть недель в Петербурге. Я почти убежден, что наши чувства взаимны». Действительно, Алиса отказывает всем другим претендентам на ее руку и сердце. Однако Николаю теперь запрещено даже встречаться нею во время ее редких приездов в Россию. Их связывает только переписка, налаженная с помощью Эллы, питавшей к младшей сестре почти материнскую любовь.

Император Александр III остается непоколебим и делает все возможное, чтобы отвлечь сына. Осенью 1890-го года его отправляют в кругосветное путешествие. Затем Александр III с удовлетворением узнает, что у его сына начался роман с восходящей звездой балета Матильдой Кшесинской. Однако любовь Николая к Алекс остается неизменной.

В начале 1894 года состояние здоровья Александра III резко ухудшилось. Дала себя знать болезнь почек. Чувствуя, что дни его сочтены, царь наконец уступает долготерпению сына. Брак уже нельзя откладывать. В апреле представители всех царствующих домов Европы съезжаются в немецкий город Кобург на бракосочетание брата Алекс — Эрнеста и принцессы Саксонг Кобургской, которая приходилась кузиной Николаю. Русский наследник приехал с большой свитой, включая священника Иоана Янышева и учительницу русского языка Екатерину Шнейдер. Они останутся с Алекс, если она ответит согласием на предложение Николая. Будущая императрица должна быть православной. Для глубоко религиозной Алисы переход в другую веру был трудным шагом. Она долго противилась, ее уговаривала родня. В конце-концов она уступила.

Помолвка Александры и Николая

8 апреля 1894 года Николай и Александра помолвились. Этот день подчеркнут в дневниках Николая тремя жирными чертами, а эту саму он называет чудесным днем обручения с «драгоценной возлюбленной Алекс». Через полгода невеста получает телеграмму, срочно вызывавшую ее в Крым. Силы покидали Александра III. Решено было поторопиться со свадьбой. Но императору не суждено было увидеть венчания наследника. 20 октября 1894 года, не дожив до 50 лет, Александр умер в Ливадиевском дворце в Крыму. На следующий день Алиса перешла из лютеранства в православие и приняла русское имя Александра Федоровна.

Бракосочетание произошло в церкви Зимнего дворца через неделю после похорон. Об этих днях императрица впоследствии скажет«Свадьба наша была, как бы продолжением похорон. Только что меня одели в белое платье». Весь первый год их супружества был годом траура в стране и в первую очередь в семье. Дворцовая жизнь замерла. Для молодых это было весьма кстати. Они всецело поглощены друг другом, их тянет к уединению.

В первые годы царствования необходимость заниматься государственными и политическими делами тяготит Николая, не чувствовавшего себя вполне готовым к бремени власти. «Прошения и аудиенции без конца. Виделся с Алекс всего только один час. Печально, что работа занимает столько времени, которое бы я желал проводить исключительно с Алекс. Я так неописуемо счастлив с ней», — пишет в своих дневниках Николай. «Никогда не думала, что в этом мире существует такое полное счастье и ощущение единения между двумя смертными», — вторят им дневники царицы. Но любовь побеждает не все. Она ослепила их перед лицом ярости, набиравшей силу за пределами роскошных и прославленных дворцов.

Россия, управляемая Романовыми, мало изменилась за долгие века, но между старым и нарождающимся мирами возникало все больше разногласий. Русский народ крайне различался по уровню достатка. С самого низа пирамиды бедные глядели на богатых, у которых не было никаких оправданий своим привилегиям. В конце XIX века все больше росло негодование железной рукой царизма. Недовольство зрело в умах самых молодых членов общества, таких как братья Александр и Владимир Ульяновы, Александр Керенский.

По окончанию годичного траура молодая царица столкнулась с необходимостью участвовать в жизни двора со всеми его интригами. Александра Федоровна оказалась в сложной ситуации. Ей пришлось выступить в роли императрицы страны, обычаев которой она не знала. Ее природная замкнутость, застенчивость мешали быстро постичь сложности придворных взаимоотношений. Царице трудно было найти себе друзей. Александра Федоровна не любила шумные приемы и балы, по ее мнению они просто отнимали у царя время, которое они могли бы прекрасно провести вдвоем. Ее раздражала огромная свита, повсюду сопровождавшая царскую семью. Молодая царица делала ошибки, незначительные сами по себе, но равносильные страшным преступлениям в глазах петербургского высшего света. Между нею и придворным окружением возникла и начала неудержимо расширяться пропасть отчуждения.

Однако она пока еще едва ощутима — все поглощены подготовкой к коронации Николая II. Торжественная церемония состоялась 14 мая 1896 года в Москве, растянувшись на девять дней. Она завершилась коронованием в Успенском соборе, после чего еще двенадцать дней шли празднества. Через четыре дня после коронации по традиции новому «отцу народа» требовалось продемонстрировать свою щедрость и поднести страждущим эмалированные кубки с едой и питьем. 18 мая на крохотном пяточке землеи Ходынского поля со всех концов России собралось полмиллиона людей. Здесь случилось непоправимое событие, которое преследовало Николая до конца его дней — в давке было задавлено около 1300 человек. В этой катастрофе Николай II был совершенно неповинен, но, как новый царь, он понес вину за эти события. И в глазах многих людей его жена Александра была не многим лучше.

После коронации царская семья отправилась в поездку, чтобы посетить родственников в нескольких европейских государствах. Вместе с родителями в путешествие отправилась их первая дочь Ольга, которой было уже полгода. Она родилась в ноябре 1895 года. Затем с двухгодичным интервалом появляются на свет еще три дочери — Татьяна (1897), Мария (1899), Анастасия (1901).

Затворница по природе Александра Федоровна воспринималась русским обществом, как нечто чужеродное и была полностью поглощена семьей. Все силы и внимание отдавала детям. Молодые княжны воспитывались на английский манер. Спали на походных кроватях почти без подушек, по утрам принимали холодную ванну, по вечерам теплую. Одевались просто. Не редко одежда и обувь переходили от старших младшим. С отцом дочери разговаривали по-русски, с матерью по-английски. Члены семьи были связаны самыми простыми и сердечными отношениями, чувствами искренней любви и поддержки. Не было отчужденности, которая была в семьях предков Николая, где дети отданные под опеку нянь, не имели возможности достаточно общаться с родителями. Лишь одно обстоятельство делало неполным счастье семьи — у них не было сына — наследника престола.

В годы, предшествовавшие его рождению Александра Федоровна все больше поддается страхам, мистицизму, становится фанатически религиозной. Она отправляется в Саровский монастырь поклониться иконе чудотворца Серафима и совершает купание в святом источнике.

Рождение наследника

Наконец 13 июля 1904 года, после десяти лет супружества, у царствующей четы появляется сын, нареченный Алексеем.

1904 год был годом больших потрясений монархии, связанных с русско-японской войной, к которой Российская империя оказалась недостаточно подготовленной. Пропаганда обещала молниеносную и победоносную войну. Балтийскому военно-морскому флоту потребовалось шесть месяцев, чтобы добраться по океану до самого места назначения, чтобы за один день быть потопленным в битве при Цусиме. Репутация царя потонула вместе с флотом.

Накануне рождения цесаревича Алексея произошли два террористических акта. Были убиты генерал-губернатор Финляндии Николая Бобриков и министр внутренних дел Вячеслав Плеве. А несколько месяцев спустя погибает Великий князь Сергей Александрович, на свадьбе которого познакомились Николай и Александра. Он взорван прямо у ворот Кремля.

Печальные события происходят и в самом императорском доме. У Алексея, который с первых дней радовал всех своим удивительным спокойствием, через месяц после рождения внезапно открылось кровотечение из пуповины. Это был первый сигнал неизлечимой наследственной болезни — гемофилии, переданной роду через английскую королеву Викторию. Болезнь проявлялась только у мужчин. Малейшая царапина или ушиб могли привести к гибели Алексея, которого родители зовут «наше сокровище». В те дни, больные этой болезнью, редко доживали до зрелого возраста. В день, когда диагноз был окончательно подтвержден врачами Александра Федоровна постарела сразу на несколько лет. С тех пор чувство вины и ответственности перед сыном не покидало ее. Постоянный страх за его жизнь становится причиной растущей неуравновешенности царицы. Общество все больше угнетает ее, одиночество — пугает. Она уходит в мистику, ее преследует недомогание. На лице появляется почти не исчезающая печать страдания. Убедившись в бессилии врачей, она все надежды возлагает на Бога. Россия не должна узнать о тайне наследника престола, поэтому придворная жизнь и без того скромная сокращается до пределов возможного. После бала 1903 года в Зимнем дворце не будет устроено ни одного торжества. Даже от самых близких родственников болезнь Алексея тщательно скрывается. Мария Федоровна — бабушка лишь случайно узнала о несчастье, обнаружив на теле внука нерассасывающиеся синяки.

Тем временем за пределами дворца начинаются политические волнения — события известные в истории, как «Кровавое воскресение», произошедшие 5 января 1905 года. Верные престолу, но недовольные положением дел, рабочие отправились шествием к Зимнему дворцу, чтобы передать прошение царю. Подобная демонстрация была невиданным событием для романовской России. Власти запаниковали — было убито несколько сотен мирных демонстрантов. Началась революция 1905 года. Россия двигалась от системы самодержавия к конституционной монархии. Николай нехотя подписал Манифест о конституции, хотя внутренне был убежден, что этот документ уничтожит Россию. Николай II оставался царем, но отныне его власть была не абсолютна. Царь был вынужден согласиться на выборы Государственной Думы. Гибкого премьер-министра Сергея Витте сменил жесткий Петр Столыпин. Несколько покушений на него были лишь частью волны террора, которая захлестнула Россию.

Лето царская семья большей частью проводила в Петергофе на побережье Финского залива, где они путешествовали на роскошной яхте. Императрица никогда не позволяла дочерям сидеть сложа руки. По утрам обязательным было рукоделие. Также девочки занимались словесностью, изучали закон божий и несколько языков. Занятия не прекращались даже летом. Расписание утверждала сама императрица. Многочисленные свидетельства говорят о крайнем интересе, с которым Александра Федоровна занималась воспитанием детей. И нянь и учителей она всегда выбирала лично.

Но для царицы здоровье сына было важнее всех катаклизмов, переживаемых страной. Если она и думала о них, то лишь в связи с Алексеем. Александра жила лишь одной мыслью, как вылечить ребенка. Ему должно было достаться процветающее и спокойное государство, которым было бы легко управлять. Отчаянная забота Александры и Николая о сыне заняли все их мысли и определили дальнейших ход событий. Как ни старались, приставленные к царевичу няньки, живого и подвижного ребенка нельзя было уберечь от падений и ссадин. Когда это случалось и жизнь его висела на волоске, вся семья пребывала в подавленном настроении. Когда болел Алексей, Александре Федоровне оставалась только сидеть у его изголовья и молиться.

Легко понять, каким событием для нее стало появление при дворе Распутина. Для Николая и Александры стало очевидным, что выживание и спасение династии оказалось в руках одного человека. Но лечение было не менее смертельным, чем сама болезнь. Старец Григорий из Тобольской губернии, как его называли, умел то, чего придворные медики не умели. Он облегчал страдания Алексея. Царица поверила, что судьба ребенка всецело зависит от него, что Распутин послан Богом, чтобы спасти ее сына. Она не догадывалась, какую зловещую роль сыграет, так называемый спаситель, в судьбе всей царской семьи. Распутин, с его дурной репутацией, окончательно скомпрометирует Романовых в глазах русского общества. Но для Николая и Александры он был символом русского старца — святого человека в русской традиции. Императрица не верит жутким слухам. На все обвинения в адрес Распутина она отвечает: «На святых всегда клевещут». Талантливому лицедею, обладающему даром внушения, легко было обрести расположение всей царской семьи.

Одним из поворотных моментов стал случай 1912 года в Спарло — охотничьей заимке в Польше, когда Алексей, получив небольшую травму, обернувшуюся многодневным кровотечением. Семилетний мальчик был при смерти. Примчавшиеся из Петербурга доктора объявили случай безнадежным. Распутин был далеко в Сибири. Царица слала ему телеграммы. Он ответил ей: «Бог увидел твои слезы. Не печалься — малыш не умрет». В тот же день к вечеру кровотечение остановилось. Для императрицы было очевидно — Распутин совершил чудо. Отныне его власть над императрицей была безграничной. Тем временем Романовым пришлось официально признать факт болезни Алексея.

28 июня 1914 года в Сараево сербскими националистами был убит австрийский эрц-герцог Франц-Фердинанд. Немецкий кайзер Вильгельм II увидел в этом возможность расширения своей империи. Когда Австрия попросила поддержки в отмщении Сербии, Германия согласилась. Немцы предвидели, что русский царь также предложит свою помощь славянским братьям — сербам, что даст Германии повод для объявления войны России. Но ведь кайзер был двоюродным братом, рожденной в Германии российской императрицы Александры Федоровны, а также дальним родственником Николая. В связи с чем, последний до конца не верил, что в Европе может разразиться война, ведь они с детства были знакомы с Вилли, как называли его в семейном кругуНо о крови речь не идет, когда под вопросом интересы империй. Вилли и Ники оказались по разные стороны фронта. В России же императрицу стали воспринимать, как предательницу и причину всех бед в стране. Хотя сама она по воспоминаниям очевидцев говорила: «Эта страна моего мужа и моего сына. Я люблю ее всем сердцем».

Первая мировая

Первая мировая война совершенно изменила быт семьи и привычный уклад жизни. Царь отправился на фронт, где поднимал боевой дух своих солдат. Столица Санкт-Петербург была переименована в Петроград в духе славянского единения. С фронтов приходили противоречивые вести. Война принесла страдания, страх и трагедию.

Александра Федоровна, Ольга и Татьяна окончили курсы сестер милосердия и работали в Царскосельском госпитале, организованном на средства императрицы. Александра в одиночку руководила в Петрограде открытием 85 госпиталей. Даже первый этаж Зимнего дворца был отдан под больничные койки. Мария и Анастасия тоже часто бывали в госпиталях. Александра Федоровна считала благотворительность обязанностью всех членов семьи. С момента приезда в Россию она постоянно участвует в благотворительной деятельности, учит детей помогать и сочувствовать обездоленным.

Императрица в этот период часто пишет мужу на фронт, иногда по два-три письма в день, пытаясь поддержать его. И после многих лет брака ее слова, застывшие во времени, говорят о подлинной любви супругов: «Любовь моя Ники, пусть Бог даст мне стократно воздать тебе за твою сладость. Во истину сомневаюсь много ли найдется таких же счастливых жен».

Российская армия терпит на фронте поражение за поражением. Летом 1915 года у Николая на фронте было очень много дел, и его жена стала разбираться в его почте, чтобы помочь вести в столице государственные дела. В итоге эта помощь стала заключаться в консультациях с Распутиным по поводу принятия политических решений. Одним из таких их совместных решений стало смещение главнокомандующего — дяди Николая II Великого князя Николая.

Война приносит Александре Федоровне, быть может самое тяжелое для нее испытание — разлуку с мужем и сыном. С октября 1915 года Николай переехал в более безопасное место — город Могилев, где к нему присоединился царевич Алексей. Наследник сопровождал царя и во время многочисленных поездок в действующую армию. Но приступы болезни (жесточайшие кровотечения) вынуждают его надолго оставаться под присмотром врачей в Петрограде. Редкие встречи в ставке для Николая и Александры — источник душевных сил и еще письма — их написано во время войны более шестисот. «Право не знаю, как бы я справился с этим, если бы милосердный Господь не дал мне такую жену и друга», — писал Николай.

Тем временем недовольство Распутиным росло. Даже приближенные царя поняли, что дальнейшее промедление приведет к политической катастрофе. Ведь в народе считалось, что Распутин полностью подменил власть министров. Двоюродный брат царя Великий князь Дмитрий, князь Феликс Юсупов, женатый на племяннице царя организовали убийство Распутина, которое произошло в подвале юсуповского дома. Григорий, предчувствуя свою смерть, писал Николаю II на фронт проклятия: «Чувствую, что уйду из жизни до первого января. Царь земли русской, если услышишь ты звон колоколов, которые возвестят, что убили Григория, ты должен знать, что если это твои родственники повинны в моей смерти, никто из твоей семьи, я сейчас говорю о твоих детях и родственниках, не останется в живых в течение двух лет. Их убьют русские люди».

Революция

Военные поражения России привели к настоящей осаде властей революционерами и радикально настроенной общественностью. Царица не могла оставаться пасcивной. Она чувствовала, что опасность грозит династии, то есть ее семье и настаивала на самых решительных действиях супруга. Но ей так и не удалось изменить его характер. В Петрограде правили слухи — Александра шпионка, она спаивает Николая, он постоянно пьян. На самом деле Николай был изможден сложившимися обстоятельствами: забастовками и митингами в Петрограде, военными неудачами. Голод и суровая зима подтолкнули людей к революции.

Александра, оказавшись заложницей в Царском селе, металась у постели больных корью детей (болели четверо из них). Николай, возвращавшийся с фронта, был отрезан от семьи революционными войсками. 15 марта царь отрекся от престола.

Императрица не знала, что ее муж потерял трон. Наконец до Александры Федоровны доходят ужасные новости — теперь она бывшая императрица. Генерал Лавар Корнилов от имени Временного правительства объявляет ей, что она и низложенный царь арестованы.

Но все эти страдания и унижения для нее ничто по сравнению со страшной тревогой за жизнь мужа. Его возвращение в Царское село, несмотря на печальные обстоятельства, было счастьем для семьи. Александра Федоровна, истощенная физически, почти совершенно успокоилась. В ближайшие месяцы она все более будет озабочена здоровьем детей. Заключение в Царском селе семья Романовых переносит в состоянии смиренной покорности судьбе.

В мае император со своей семьей и несколькими оставшимися придворными разбивают в Царско-сельском парке огород. Им помогают некоторые солдаты караула. Это не мешает краульным следить за каждым шагом узников, которым разрешено передвигаться в пределах очень небольшой территории парка. Условия содержания Романовых можно назвать скорее унизительными, чем суровыми. Временное правительство, чувствуя ответственность за семью царя, пыталось найти им пристанище за границей у родственников. Но с кайзером Россия была в состоянии войны, а английский король Георг VI отказался принять Романовых, не желая ассоциировать себя с ним.

Тем временем семья переправлена в Тобольск. Здесь одним из главных развлечений сделалась для Романовых заготовка дров. Им выделены обычные продовольственные карточки, на которые трудно было бы прожить, если бы не тайная помощь горожан. Чуть позже семью переведут на солдатский паек. В Тобольске семья Романовых прожила семь месяцев.

Поздней осенью 1917 года в Петрограде большевики во главе с Владимиром Лениным захватили власть и сместили семимесячное правительство Керенского. Началась гражданская война. С приходом к власти большевиков, пришли новые грубые тюремщики. Александра с дочерьми зашили в корсажи своих платьев остатки богатств Романовых — фамильные драгоценности и бриллианты, которые будут найдены только после их расстрела. «Теперь я все делаю сама. Я вяжу Алексею носки, штопаю порванные брюки его отцу. Белье у девочек превратилось в лохмотья», — пишет Александра Федоровна. К этим горестям прибавился жесточайший приступ гемофилии Алексея, которому исполнилось четырнадцать лет. Больше он так и не встал с постели.

Приближенные не раз заговаривали с Николаем о подготовке побега. Он ставил два условия, делавшие побег неосуществимым — не покидать пределы России и не разлучать семью.

В конце апреля 1918 года, прибывший из Москвы большевистский комиссар Яковлев объявил, что Романовы снова должны переехать. На этот раз в Екатеринбург. Белая армия была на подступах к Екатеринбургу.

В бывшем доме купца Ипатьева за высоким дощатым забором они провели последние 53 дня своей жизни. По команде комиссара Якова Юровского Романовы спустились в нижний этаж, где были расстреляны вместе с небольшой свитой 17 июля 1918. А всего через неделю Белая армия заняла Екатеринбург. До 1979 года никто не знал, где захоронены останки семьи, пока годы частных секретных исследований не привели к затопленному мосту недалеко от шахты в окрестностях Екатеринбурга, где были найдены останки. Через 100 лет после восшествия на престол Николая II, английская королева Елизавета II посетила Петропавловскую крепость — исконное место захоронения Романовых, а ее муж — принц Филипп сегодня приходится самым ближайшим родственником из ныне живущих как Николаю, так и Александре. Он дал свою кровь для сравнительного анализа ДНК останков. Экспертиза с точностью 99% доказала, что останки, найденные под Екатеринбургом, принадлежат Романовым.

История любви Николая 2 и Александры Федоровны: история любви и смерти, проклятие
5 (100%) 1 vote