cоздание сайта недорого

Генриетта Зонтаг - золотой голос - немецкая оперная певица

 

Генриетта Гертруда Вальпургис Зонтаг (нем. Henriette Gertrude Walpurgis Sontag или Sonntag, графиня Росси; 3 января 1806, Кобленц, Пруссия — 17 июня 1854, Мехико, Мексика) — немецкая оперная певица (колоратурное сопрано).

 

Что началось в Берлине в 1825 году после первого, чрезвычайно успешного выступления Зонтаг, да и не только в Берлине! В ближайшие месяцы и годы вокруг этой певицы творилось такое, чего не знала вся многовековая история театра, отнюдь не страдающая недостатком громких имен и оваций в их честь. Это явление получило известность под названием "зонтаг-горячка". Обычно холодный, деловито-рассудочный Берлин пришел в такое идиотическое восхищение и сладостный экстаз, что превратился в форменный сумасшедший дом». Зонтаг-горячка охватила все слои общества, от короля — он дал дочери комедиантов частную аудиенцию, — до кучеров уличных колясок, которые горячо ссорились между собой за честь подвезти «божественную Этту»; от именитых граждан города, уступавших дорогу ярко-красной коляске Зонтаг, — до берлинской интеллигенции. Еще еще вчера никому не известная 19-летняя девчонка своими тра-ля-ля околдовала и завлекла в театр десятки тысяч зрителей.

 

Henriette Sontag (4) (500x643, 54Kb)

 

     Генриетте без конца посвящали стихи, позднее к числу стихотворцев присоединились Гёте, Гофман фон Фаллерслебен, зачинатель немецкой песни, и даже король Баварии Людвиг I. Появились романы, в которых под вымышленными именами выводилась Зонтаг, а на сцене — сляпанные на скорую руку пьески о ней же.

 

      После завершающего выступления Зонтаг в Берлине — она впервые отправлялась в Париж — восторженные почитатели ее таланта устроили на Александрплац самое настоящее чествование: офицеры и простые граждане города выпрягли из коляски Зонтаг лошадей, заняли их место и повезли ее вслед за оркестром, исполнявшим торжественную мелодию. Но берлинцев переплюнули геттингенские студенты — таким же манером довезя Зонтаг до дому, они сбросили коляску в реку, чтобы ни одна человеческая нога не ступила более в экипаж, в котором ехала сама Богиня.

 

 (573x650, 38Kb)

 

    Так кто же была эта девушка, эта кудесница, умевшая вызывать подобные приступы театрального безумия? Еще три года назад ее имя был известно только в провинциальной Праге. Там девочка Генриетта училась в консерватории и брала уроки у известной преподавательницы вокала Анны Чейка. 

 

     Мать Генриетты - Франциска Зонтаг - была занята в общегородском театре в Праге в трагедийных ролях. Отец актерствовал в Мангейме. Генриетта родилась 3 января 1806 года в Кобленце и с 5 лет была на сцене. Доменико Барбая, самым могущественный оперный директор в Европе пригласил юную Генриетту на гастроли в Вену.  Зонтаг просто пела. Сначала завоевала сердца венцев в роли Донны Анны, затем восхитила Россини, исполняя «деву озера»; она подружилась с Вебером; мало того, ей и юной Каролине Унгер, также ставшей впоследствии великой певицей, удалось прелестью и обаянием своих восемнадцати лет завоевать расположение гордого отшельника Бетховена — он стал их старшим другом.

 

Henriette Sontag (2) (150x172, 10Kb)

 

     Девушки нанесли ему визит, склонились, желая почтительно поцеловать руку великого человека, но тот, рассмеявшись, заметил шутливым тоном, что предпочитает поцелуй в губы. «Так как они во что бы то ни стало пытались целовать мне руки, — пишет он брату Иоганну, — и поскольку они очень красивы, я предпочел предложить им для поцелуев свои уста». «Красивые ведьмочки» настолько очаровали титана, что тот пригласил их откушать в его доме и предложил им сольные партии в премьерах его новых произведений, состоявшихся в академическом концерте 7 мая 1824 года; исполнялись бессмертная Девятая симфония и три части из Торжественной мессы. Глухой маэстро не мог слышать ни звуков своей музыки, ни грома аплодисментов, разразившихся после заключительной оды радости. Тем не менее на следующий день он послал Генриетте письмо с выражением благодарности. Подпись гласила «Ваш благодарный друг».

 

Henriette Sontag Carl Blechen (375x500, 38Kb)

 

    Слава юной певицы вскоре достигла Германии. Спустя два года ее наперебой приглашали к себе администраторы берлинских театров. Театр на Александрплац сумел обойти своих соперников лишь потому, что имел возможность предложить ей исключительно выгодные условия Королевской оперы: пять тысяч талеров Генриетте, две тысячи талеров её матери Франциске Зонтаг, пятьсот талеров сестре Генриетты - начинающей артистке Нине, а кроме того деньги на костюмы, роскошно обставленную артистическую уборную и драгоценные подарки. Юная примадонна быстро привыкла к роскоши, завела на Александрплац открытый дом, поставленный на большую ногу, и с головой погрузилась в светскую жизнь.

 

 (699x494, 89Kb)

 

Франц Крюгер    Парад на Опернплац в Берлине

 

 (387x502, 233Kb)

 

Деталь парада с Николло Паганини и Генриеттой Зонтаг в правом нижнем углу

 

     В 1826 году состоялся ее дебют в Париже — в «Севильском цирюльнике», где она играла Розину. Произведенное ею впечатление красиво и темпераментно описал молодой поэт Вильгельм Гауф, которому посчастливилось видеть и слышать это представление в зале Фавар. «Теперь, казалось, зрители затаили дыхание, потому что Розина пела так тихо, так нежно, что любой посторонний звук мог бы стать ей помехой. Но вот она закончила петь и подошла к столу, намереваясь писать. Тут-то долго безмолвствовавшие зрители как бы решили взять реванш, подняв в зале шум, на какой способен только такой живой и подвижный народ, как итальянцы. «Браво! Браво! Брависсимо!», — вопили итальянцы. «Какие глаза, какие прекрасные глаза!» — вторили им французы, а немцы пожимали друг другу руки, полагая очевидно, что аплодисменты в адрес Генриетты Зонтаг возвышают их в глазах окружающих и делают им честь. Надо полагать, что в Париже возникнет новая мода, в подражание мадемуазель Зонтаг. И это будет только справедливо. Ибо, пользуясь чисто парижским сленгом, осмелюсь утверждать, что Зонтаг произвела в Париже фурор».

 

    Россини, директор Итальянского театра, сделал ей цветистый комплимент: «Южный огонь, северная сосредоточенность, железные легкие, серебряный голос и золотой талант — это вы»; Делакруа рисовал Генриетту, Теофиль Готье писал ей стихи.

 

 1827 Henriette Sonntag by Franz Xaver Stöber (513x700, 299Kb)

1827 Henriette Sonntag by Franz Xaver Stöber   

 

     Генриетте едва минуло 20 лет, а она уже стала европейской знаменитостью. Высший свет Европы открылся перед дочерью комедиантов. В Лондоне герцог Девонширский вроде бы сделал ей предложение; руку и сердце предложил ей, это уж точно, и соперник Паганини Шарль Берио. Их примеру последовал и князь Пюклер-Мускау, завсегдатай всех салонов мира и основоположник новой романтической парковой культуры. Но Генриетта все-таки обожглась - из-за сословных предрассудков того времени расстроилась ее помолвка с аристократом. Другу ее юности, пражанину графу Эдуарду фон Клам-Калласу, под давлением семьи пришлось отказаться от руки Генриетты. Но несмотря на толпы знатных поклонников, у Генриетты была репутация честной девушки. Князь Пюклер-Мускау говорил о ней: «Поистине замечательно, как эта юная девушка сохранила свою чистоту и невинность в подобном окружении; пушок, покрывающий кожицу плода, сберег всю свою свежесть». Князь страдал от её отказа так, что поставил в парке родового имения её бюст, а после смерти Зонтаг построил ей храм.

 

Henriette Sontag (1) (220x290, 30Kb)

 

     Будучи в Париже, Генриетта познакомилась с графом Карло Росси, почти своим сверстником. Этот обедневший отпрыск старинной дворянской фамилии исполнял в Париже обязанности поверенного в делах посольства Пьемонтского королевства. Но опять на пути влюбленных встали сословные предрассудки. Граф, находящийся к тому же на дипломатической службе, и какая-то комедиантка? Немыслимо — решили туринские аристократы. Оставался один выход — тайный брак. 

 

     И в то время как поклонники вздыхали по Генриетте, она была уже замужней женщиной. Она всего лишь играла роль сияющей жизнерадостностью примадонны, неизменно веселой, не обремененной никакими заботами, чрезвычайно довольной тем, что на званых светских раутах ей разрешали сидеть рядом с благородными персонами, как равной с равными, а не за шелковым шнуром, отделявшим комедиантов от вельможных особ. В действительности же она была вынуждена все время вести очень сложную двойную игру.

 

     Россини расхваливал Генриетту в роли Каролины из "Тайного брака". То, что Генриетта играла на сцене, составляло суть ее повседневной жизни! Даже рожать своего ребенка Генриетте Зонтаг пришлось тайком, в венской гостинице. Персоналу было щедро заплачено за молчание. Новорожденная девочка, к несчастью, вскоре после появления на свет скончалась, а примадонна пять недель спустя как ни в чем не бывало появилась на сцене, чтобы заткнуть рот сплетникам. Любой скандал положил бы конец карьере ее мужа.

 

 (525x600, 70Kb)

 

     Мрачная тень "тайного брака" обязывала играть не только на сцене, но и в жизни, и вести кроме того непрестанную борьбу со слухами и всевозможными намеками. И все же настал день, когда графиня-мать Росси согласилась официально объявить в Турине о бракосочетании, но тут как гром с ясного неба раздался глас короля Сардинии: он потребовал, чтобы Генриетта Зонтаг покинула сцену, в противном случае ее муж должен будет отказаться от дипломатической карьеры.

 

      Ей было всего 24 года, но она уже стала королевой вокала, пение ее было пронизано золотыми нитями, и вдруг, в расцвете молодости, когда она даже не успела достигнуть пика жизненного пути, ей предлагают отказаться от королевского трона! Но Генриетта приняла мужественное решение - пожертвовать сценой ради семейного счастья. В 1830 году она распрощалась со сценой, спев напоследок в опере Россини "Семирамида". Берлин снова охватила зонтаг-горячка. Генриетту осыпали цветами, писали в ее честь стихи, поклонники выпрягали лошадей и на себе везли ее коляску.

 

1835_countess_rossi_drawn_b (341x390, 14Kb)

 

    И с тех пор широкая публика не слышала её голоса. Генриетта продолжала петь на вечерах для избранных, в домашних концертах, а в Санкт-Петербурге, куда был переведен ее супруг, Генриетта пела и в царской опере. Примадонна Генриетта Зонтаг в течение одной ночи перевоплотилась в графиню Росси, а чтобы быть женой дипломата, знатной дамой, хорошей хозяйкой дома, нежной супругой и матерью — она родила семерых детей, из коих четверо выжили, — ей не было необходимости играть роль. «Никогда бы не поверила, что так легко, без каких-либо усилий с моей стороны, расстанусь с театром. Мое прошлое кажется мне каким-то сном», — признавалась она.

 

1833 Henriette Sontag by Karl Christian Aubel (350x420, 16Kb)

1833 Henriette Sontag by Karl Christian Aubel

 

     В Петербурге супруги Росси прожили 10 лет. Русская аудитория чрезвычайно высоко оценила искусство немецкой певицы. О ней восторженно отзывались Жуковский и Вяземский, ей посвящали стихи многие поэты. Значительно позднее Стасов отмечал ее «рафаэлевскую красоту и грацию выражения». Восторги восторгами, а все же в великосветских кругах к профессиональной певице не могли не относиться свысока. Об этом можно судить по одной фразе из пушкинского письма. Выговаривая жене за посещение одного из балов, поэт писал: «Я не хочу, чтобы жена моя ездила туда, где хозяин позволяет себе невнимание и неуважение. Ты не m‑lle Sontag, которую зовут на вечер, а потом на нее и не смотрят».

 

     В 1843 году Росси получил назначение в берлинское посольство, и тамошнее общество не пожелало признать его супругу аристократкой. Но это были мелкие огорчени по сравнению с событиями 1848 года. Революционный вихрь 1848-1849 годов унес большую часть состояния Генриетты, вложенного в государственные ценные бумаги, а граф Росси к тому же потерял свой дипломатический пост.  Семья осталась без средств к существованию. Спасения можно было ожидать только со стороны певицы Генриетты Зонтаг.

 

 (300x380, 34Kb)

      Только удар судьбы, обрушившийся на чету Росси и в корне изменивший жизнь семьи, превратил певицу из быстро промелькнувшей на горизонте искусства кометы в ярко горящую звезду первой величины. Вот когда она полностью состоялась как личность и актриса, покрывшая себя вековой славой.

 

    Но какой прием ее ожидает? В ту пору Генриетте исполнилось 43 года; по представлениям того времени она вступила в "бальзаковский возраст". Немного располнев, она оставалась тем не менее красивой женщиной и сохранила свой голос во всей его силе и прелести. И все же возвращение на сцену после восемнадцатилетнего отсутствия представлялось шагом весьма рискованным. Вот тут-то и стало ясно, как велика была слава Генриетты Зонтаг. Лондонский импресарио Бенджамин Ламли, почуял, что пахнет большими прибылями, и сделал графине Росси блестящее предложение! Тем не менее она долго колебалась, прежде чем дала положительный ответ.

 

Henriette Sontag (262x319, 10Kb)

Винтерхальтер,   портрет Генриетты Зонтаг

 

    Возобновление театральной карьеры она неизменно воспринимала как акт самопожертвования, вызванный исключительно любовью к своим детям. Много позднее она вздыхала: «Я не рождена для сцены... У меня нет ничего из того, что необходимо примадонне», и, даже завоевав заново места своей былой славы — Лондон и Париж, продолжала жаловаться на «нищету, прикрытую внешним блеском». В 1849 году она ознаменовала свой новый дебют выступлением в театре Ее Королевского Величества — пела партию из оперы Доницетти «Линда ди Шамуни». Зрители как один человек вскочили со своих мест, приветствуя незабвенную примадонну прошлых лет, и были вознаграждены: они стали свидетелями чуда — ее голос звучал по-прежнему молодо, но стал более зрелым и благородным. Генрих Гейне отозвался на это событие полушутя, полувосторженно в «Романсеро»:

 

Все взрыв да взрыв! Не преставленье ль света?
Иль Гёте в честь сей фейерверк несметный?
Нет, это мы виденье Генриетты
Приветствуем шарманкою ракетной!

 

     Вторая карьера Генриетты Зонтаг оказалась не менее примечательной, чем первая, вызвавшая зонтаг-горячку. Но куплена она была дорогой ценой — Генриетта, не щадя себя, выкладывалась из последних сил. Ламли погнал ее в турне. Генриетта была на грани изнеможения. После Британии была гастроль по Германии — на Рейне, в Дрездене, Франкфурте и Мюнхене ее встречали с прежним воодушевлением, словно время остановило свой бег.

 

 (566x650, 25Kb)

 

    Она же тем не менее мечтала лишь о том часе, когда сможет второй раз, но уже навсегда, отказаться от публичных выступлений. Не ради славы пела она, а исключительно для того, чтобы дать приличное образование своим детям и обеспечить покойную старость. Ее надежды могли исполниться только в молодой расцветающей Америке, где доллары падали с неба. И когда в 1854 году нью-йоркский импресарио Ульман предложил Генриетте контракт, она с готовностью согласилась и отправилась в Новый Свет. Снова работа на износ; словно на конвейере, три раза в неделю она поет в опере или в концерте перед публикой. Она даже отважилась целую неделю плыть по Миссисипи до Нового Орлеана, а оттуда по приглашению мексиканских толстосумов отправилась в Веракрус.

 

     В Мехико она выступила в театре Святой Анны и одержала блистательную победу над конкурировавшей итальянской труппой. В письме своему старому другу, великому герцогу Мекленбургскому, Генриетта, измученная смертельной усталостью и тоской по дому, сообщает: «Я намереваюсь в июле или августе отплыть навсегда в милый Старый Свет». А в другом письме оговаривается: «Если прежде не умру».

 

    Зловещее предположение сбылось несколько недель спустя. Супруги Росси присутствовали на народном празднике в Мехико, и Генриетта подхватила холеру. К ней добавился тиф, и 17 июня 1855 года Генриетта Зонтаг скончалась в возрасте 48 лет.

 

Henriette Sontag (5) (188x300, 6Kb)

 

     Ведущие мексиканские газеты вышли в черных рамках, оба столичных театра в знак траура отменили спектакли. Весь музыкальный мир горевал о великой певице. Самый выразительный некролог написал Гектор Берлиоз:

 

     «Бедная Зонтаг! Как грустно, как нелепо умереть вдали от Европы — ведь только европейцы могли знать, какой великой актрисой была Зонтаг... Она с блеском исполняла багатели, жонглировала нотами, как индийский фокусник золотыми шарами, но ведь она пела и серьезную музыку, великую бессмертную музыку, и многие композиторы мечтали услышать свои произведения в ее интерпретации... Да, из уст не мецкой певицы Зонтаг полилась наконец лирическая песня, что так напоминает пение птицы, которая, притаившись в листве деревьев, приветствует наступление вечерних сумерек».

 

Источник: http://www.classic-music.ru/sontag.html

 

  (537x699, 138Kb)

3938722692_c1bff5730a (337x500, 119Kb)