cоздание сайта недорого

Екатерина Карпова - создала косметику Pure Love (стартап)

 

alt

Фотограф Екатерина Карпова увлеклась органической косметикой, когда отчаялась найти подходящий крем для лица на аптечных полках. Пять лет она готовила косметику у себя дома по индивидуальным заказам и зарабатывала 40 000 рублей в месяц. Три месяца назад с помощью инвестора, своего давнего клиента, Карпова создала бренд Pure Love (интернет-магазин www.purelove.me). Теперь её косметика производится в частной лаборатории, а выручка выросла больше чем в два раза. Сможет ли проект стать прибыльным?

 

 

Как всё начиналось

 

 

Я окончила Академию фотографии и достаточно долгое время была профессиональным фотографом, мне это очень нравилось, но труд фотографа физически довольно тяжёлый. Фотоаппарат много весит, если тебе надо снимать не в студии, нужно брать с собой свет. Я искала другие занятия, и шесть лет назад случайно нашла сайт о домашней косметике.

 

Тогда мне было уже 27 лет, но кожа у меня была всё ещё как у подростка. Я начала делать кремы, чтобы вылечить себя. Начала изучать технологию, купила эфирных масел. Кожа стала выглядеть значительно лучше, и подруги это заметили, и началось: «А дай попробовать нам?»

 

 

Запуск проекта

 

Натуральная и органическая косметика — это два разных продукта. Часто если написано, что крем с экстрактом ромашки, он уже считается натуральным, хотя там ещё 33 силикона. В производстве органической косметики есть определённые правила, есть регистрирующие и контролирующие компании.

 

Когда я начинала, у меня было $400, и все их я потратила на ингредиенты, не совсем понимая, что покупаю. Я читала красивое коммерческое описание ингредиентов и думала, что так всё и работает. Со временем я поняла, что в эфирных маслах из аптек много химии, нашла надёжных поставщиков и действительно натуральные ингредиенты. У меня был один клиент, мой хороший друг, первый мужчина, который начал покупать мою косметику для себя, своей девушки, мамы, всех знакомых. Как-то он сказал: «Катя, пора делать бизнес!» — и стал моим инвестором. К тому моменту компанию можно было оценить в $6 000. Название и стиль мы придумали потора года назад, а три месяца назад проект стартовал.

 

Должна сказать, что оформление компании оказалось очень сложным процессом для меня — очень много бумажной волокиты. Я, конечно, хочу только разрабатывать рецептуры и экспериментировать, но приходится делать и всё остальное: придумывать дизайн, заниматься документами, коммерческой стороной. Чтобы запустить промышленное производство, ушло время на разработку рецептур. Раньше я делала кремы по индивидуальным заказам, а теперь нужно было серийное производство и косметика, которая подходила бы разным типам кожи.

 

У меня есть помощники, подруга и девочка-лаборант. Первая делает свечи, скрабы, помады из наших ингредиентов. У свечей очень простая рецептура: воск смешивается в правильной пропорции с маслами и заливается в форму. Ещё есть человек, который варит мыло. Я этим не занимаюсь, хотя понимаю технологию. Я уже дважды сталкивалась с тем, что отношение к нашему делу как к работе приводило к большим разногласиям и расставаниям с людьми. Те, кто остаётся в проекте надолго, действительно искренне его любят. Я до сих пор воспринимаю это как своё любимое хобби.

 

 

Поставщики и производство

 

Сейчас, когда мне нужен объём, я покупаю ингредиенты у проверенныхпоставщиков, с которыми сотрудничают крупные косметические компании. Для маленьких партий есть специализированные сайты по продаже ингредиентов для домашней косметики. Например, Terra-aromatica.ru. Этот сайт создали два врача, которые прекрасно понимают все особенности кожи, и ингредиенты подобраны с учётом физиологии.

 

Наша лаборатория — это контрактное производство, потому что свою лабораторию я пока позволить себе не могу. Услуги лаборатории не очень дороги, на ингредиенты уходит больше средств. Раньше я делала всю косметику дома сама. Я старалась, чтобы производство было стерильным, и моя стерилизация даже была адекватнее, я думаю, чем на некоторых производствах. Всем клиентам, которые у меня были на том этапе, было вообще всё равно, есть ли у меня сертификат: это были люди, которые уже отчаялись. У них аллергия на промышленные средства, кожа бунтует, они не понимают, в чём дело, дерматолог не всегда может помочь. От моих кремов результат есть. Органическая косметика не значит гиппоалергенная, так как содержит растительные экстракты, но мы стараемся свести аллергические реакции к минимуму.

 

 

Продвижение

 

Моя задача — чтобы клиент стал постоянным. Поскольку я начинала с индивидуального производства, я знаю историю каждого, все мне пишут, звонят, я каждого консультирую, рассказываю, как что устроено. Я знаю, кто когда женился и как зовут детей. Постоянных покупателей — 60-70 человек. Это не много для многомиллионной Москвы, но зато это мои действительно преданные покупатели, которые возвращаются из месяца в месяц, из года в год. Сейчас уже появляются те люди, о которых я не знаю, откуда они пришли, где прочитали о нас, — работает сарафанное радио.

 

Сайт не приводит новых покупателей, я пока не занимаюсь его продвижением, у меня другие ориентиры и приоритеты. Для меня очень важно сейчас окончательно отработать документацию. Тогда я уже смогу спокойно давать рекламу, до этого надо дорасти.

 

Косметика — это бизнес, который даже в кризис не провалится, потому что женщина последние деньги отдаст за крем.

 

 

У нас есть уже рабочая страница в Facebook, которая постоянно обновляется, долгое время она была заморожена, там ничего не постилось. Сейчас я раз в несколько дней этим занимаюсь, мне хочется что-то рассказать. Как ни странно, «ВКонтакте», который так все хвалят, не дал мне ни одного клиента, вся моя аудитория — на Facebook.

 

Мы начали участвовать в маркетах, Le Picnic в Галерее «Москва» — наш четвёртый маркет. Мы раздаём пробники, я считаю, что это надо попробовать, понюхать как минимум, наша продукция ведь сильно отличается от промышленной косметики. Я не использую никаких синтетических отдушек, кремы пахнут реально составом крема, маслами и экстрактами в нём. Люди, не знакомые с нашей компанией, сначала покупают то, что не страшно: гигиеническая помада, скрабы для тела, лосьоны для тела, крем для рук. К лицу все относятся очень трепетно.

 

 

Затраты и выручка

 

Для меня важно при сохранении качества выдерживать определённую планку: сейчас у меня крем для лица стоит 950 рублей, хотя я вижу аналогичные рецептуры в интернете по 5 000-6 000 рублей за крем. Но я удерживаю цену, чтобы человек мог это себе позволить.

 

Производство в России — это очень сложно и дорого. Для того чтобы были все необходимые лицензии, надо постоянно бороться с бюрократией, нужно нереальное количество бумаг, чтобы что-то получилось. Каждая рецептура, даже если ты меняешь там один экстракт, — это 25 000 рублей, которые нужно отдать за сертификацию. У меня же линейка, одних кремов для лица — семь-восемь позиций, и потом шампунь, бальзам, крем для рук и т.д.

 

Сейчас выручка — в районе 100 000 рублей в месяц, она постепенно растёт и зависит от сезона. Когда мы посещаем маркеты, выручка поднимается. Сейчас начался сезон — весна. Январь и февраль — мёртвые месяцы, в основном все мои клиенты уезжают на Бали, в Таиланд. Соответственно, продажи падают.

 

 

Пока затраты превышают доходы, но мы уже приближаемся к нулю. По бизнес-плану реальную прибыль рассчитываем получить через два года, а если будем идти тем же темпом, то даже раньше.

 

Я смогла себе позволить работать в минус, только когда появился инвестор. Пока я работала сама на себя, одна, я вышла в прибыль — 40 000 рублей. Меня устраивало то, чем я занимаюсь: это давало мне столько же, сколько работа в каком-нибудь офисе. Хотя, конечно, фотографией я зарабатывала намного больше.

 

 

Планы по развитию

 

Нужно окончательно разобраться со всей документацией, научиться вести финансовые дела. Конечно, у меня есть бухгалтер, но должна же я понимать весь процесс. Хочется делать точки продаж, где можно было бы всегда найти наши продукты, хочется развивать линейку. Всё это — не шаги, о которых я мечтаю, а логическое развитие любого проекта, если им как следует заниматься.

 

В торговые сети выходить никогда не буду, даже если аудитория будет намного больше. В масс-маркет вписываться не хочу, мне не интересны эти магазины и тем более аптеки как торговые точки. У меня нет доверия ни к тем, ни к другим. Есть очень интересный проект в Москве — Cosmotheca. Айк Саргсян создал в Москве сеть магазинов органической косметики, выбирает самые лучшие марки. Быть представленной там было бы для меня важным шагом. Я знакома с этим человеком, и когда мы твёрдо встанем на ноги, надеюсь, будем сотрудничать, ведь российская косметика у него вообще не представлена. А сейчас для меня главное — чтобы продукты и рецептуры были качественные и всё было чётко по документам. Ещё не всё запатентовано.

 

Я делаю косметику уже пять лет и сейчас поняла: чтобы развиваться и развивать производство, нужны специальные знания. У меня нет высшего образования, но сейчас я готовлюсь поступить в вуз. Я поступаю на химфак по специальности «Технологии косметического и фармацевтического производства». Я уже сдала два экзамена — русский и математику, осталось сдать химию. Потом, видимо, буду учиться ещё и на дерматолога.

 

 alt

 

Текст: Мария Любимцева

Фото: Антон Беркасов

Источник: www.hopesandfears.com