cоздание сайта недорого

Барбара Коркоран - самая известная женщина-риелтор США

 

altБарбара Коркоран - одна из самых успешных бизнес-леди в США. На заемную $1000 в начале 1970-х она основала Corcoran Group, ставшую вторым по величине риелторским агентством Манхэттена. Своим успехом, по словам самой "Акулы" Коркоран, она обязана давней неудаче в личной жизни.

 

Текст Анна Коппола.


Говорят, Барбара Коркоран самостоятельно продала только три квартиры. Но это не мешает ей быть одним из самых известных риелторов и экспертов по недвижимости в США. В бизнесе она всегда руководствовалась принципом "Главное - чтобы тебя заметили". Когда в конце президентского срока Билл Клинтон объявил, что они с Хиллари подумывают о поисках дома в округе Уэстчестер (штат Нью-Йорк), у Коркоран тут же был готов список возможных вариантов, разосланный ею во все медиа. Через несколько часов она уже беседовала на эту тему в прямом эфире новостной программы CNN.

 

Подобным образом деловая женщина привлекла к себе общественное внимание, и, когда Мадонна упомянула в интервью, что ищет квартиру в Нью-Йорке, Коркоран мгновенно выпустила и распространила так называемый Madonna Report - обзор рынка нью-йоркской недвижимости, способный заинтересовать знаменитостей. За этим тоже последовали приглашения выступить в СМИ, коими Барбара с радостью воспользовалась. Благодаря такой публичности Коркоран приобрела репутацию риелтора звезд, и, несмотря на то, что в действительности ни Мадонна, ни Клинтоны не воспользовались ее услугами, шумиха в прессе привлекла других именитых клиентов вроде Ричарда Гира и Джанет Джексон.

 

Причем Барбару не слишком интересовали вопросы бизнес-этики. После смерти Джона Кеннеди-младшего, погибшего в 1999 г. в авиакатастрофе, Коркоран принялась рассуждать в СМИ о стоимости его квартиры и перспективах ее продажи, создавая о себе впечатление как о человеке, связанном с известным семейством, хотя на деле она не имела к нему никакого отношения. "Я не думала об этом с моральной точки зрения, я не настолько глубокий человек", - сказала бизнес-леди по этому поводу The New York Times.

 


Пока брак не разлучит нас

 

Будущая "хозяйка Манхэттена" родилась в 1949 г. на другом берегу Гудзона, в городке Эджуотер (штат Нью-Джерси), откуда невооруженным глазом были видны очертания небоскребов Нью-Йорка. Но детство Барбары не обещало ей обеспеченной жизни: кроме нее, в католической ирландской семье насчитывалось еще девять детей. Отец работал в типографии и подрабатывал ночным сторожем. Мать содержала семейство на его скромную зарплату, что Барбара впоследствии приняла за образец бережливости и в трудные для бизнеса годы именно этому примеру и следовала.

 

Единственная из всей семьи, она получила высшее образование, поступив на педагогический факультет местного колледжа. Однако занятия давались девушке с трудом из-за врожденной дислексии: учиться по книгам ей было очень тяжело, и, по словам самой Коркоран, ей позволили дослушать курс "из жалости". Еще студенткой она начала подрабатывать - продавцом хот-догов, телефонным оператором, воспитателем детского дома и к 23 годам сменила 22 места службы.

 

Работая официанткой в греческом кафе, Барбара познакомилась с Рэем Симоне, строителем и разведенным отцом троих детей. Они стали встречаться. Симоне убедил девушку заняться риелторским бизнесом, считая, что у нее лучше всего получается общаться с людьми. Некоторый опыт в этом у Барбары имелся - она договорилась с собственником здания, где располагалась ее нью-йоркская съемная квартира, находить ему клиентов в счет квартплаты. В 1973 г. Рэй Симоне ссудил подруге $1000 на открытие дела, а та в благодарность отдала ему 51% компании. Тысяча долларов, как позже сообщала Барбара в своей автобиографии, являлась в то время хорошим стартовым капиталом для столь малозатратного бизнеса, как риелторское агентство: их хватило на установку отдельной телефонной линии в ее коммунальной квартире и размещение объявления в The New York Times в течение восьми недель. В первые годы Коркоран занималась арендой квартир и комнат, что было тогда наиболее востребованным направлением на рынке недвижимости. Свою первую квартиру она продала лишь в 1977 г., и то по ошибке: клиент не знал, что речь идет об аренде, и, когда недоразумение разъяснилось, Барбаре пришлось уговаривать владельца продать жилье. Полученная 6-процентная комиссия со сделки наглядно продемонстрировала финансовые преимущества продаж по сравнению с арендой, и Коркоран наняла первого продавца.

 

Барбара и Рэй совместно управляли преуспевающим агентством и жили вместе (с ними проживали и трое детей Рэя от первого брака). Идиллия разрушилась, когда Симоне объявил, что намерен жениться на секретарше Барбары Тине Пог, бывшей на десять лет моложе своей начальницы и, разумеется, привлекательнее. Бизнес поделили поровну: Симоне отказался от 1% преимущества, заявив, что сомневается в успехе Барбары "в одиночном плавании". Несмотря на то, что измена и разрыв отношений явились настоящим ударом для Коркоран, она вспоминает об этом чуть ли не с благодарностью, говоря, что неприятности стали лучшей мотивацией для успеха. Спустя годы Симоне предложил Коркоран купить их с женой риелторское агентство Pogue Simone, но "там было нечего покупать", как выразилась потом Барбара.


Свободное плавание

 

В 1978 г. госпожа Коркоран, полная решимости доказать экс-партнеру свою состоятельность, открыла собственное агентство недвижимости Corcoran Group. Поначалу в фирме работали всего семь брокеров. Однако бизнес стал стремительно расти на фоне кардинальных изменений на рынке нью-йоркской недвижимости: если раньше на Манхэттене сдавались в аренду целые здания, то теперь владельцы ремонтировали бывшие коммуналки и продавали их обеспеченным клиентам по цене, в два-три раза превышающей прежнюю стоимость. И эти перемены стимулировали спрос, поскольку "апгрейд" жилья поднимал престиж недвижимости на Манхэттене.

 

Барбара в новой компании полностью сосредоточилась на управлении, и тогда же проявился ее истинный талант - маркетинг. В многочисленных интервью дама и сама признавалась, что она скорее маркетолог, чем риелтор, но именно в этом бизнесе имидж стоит на первом месте. В качестве основного урока маркетинга Барбара вспоминает совет матери, который та дала девушке в бытность работы официанткой: вплетать в волосы яркие ленты, если физическими данными похвастаться нельзя. Похожую тактику Коркоран применяла и в бизнесе. Например, она убеждала владельцев квартир, предназначенных к продаже, устанавливать перегородку на полстены между кухонным пространством и обеденным столом, дабы "добавлять" комнату в рекламных объявлениях, притом что не только площадь жилья, но и цена оставались прежними.

 

В 1981 г. агентство инициировало выпуск собственного бюллетеня The Corcoran Report, где приводились данные о ценах на нью-йоркскую недвижимость и формулировались рыночные тренды. Этот выходящий два раза в год небольшим тиражом обзор быстро сделал из Барбары эксперта жилищного рынка. Дело в том, что подобная информация до того считалась эксклюзивной и открытость Коркоран сыграла на руку ее бизнесу. Медиа, включая солидные издания, с большим энтузиазмом начали на нее ссылаться, а цитаты в газетах уровня The New York Times автоматически работали на репутацию Corcoran Group.

 

Однако, несмотря на растущую популярность фирмы, в 1987 г. для Барбары настали тяжелые времена. Обвал рынка в октябре 1987 г. оказался неприятным сюрпризом: компания Коркоран только что потратилась на переезд в новый офис. Между тем продажи недвижимости практически полностью остановились, к концу 1988 г. агентство жило в долг, уговаривая кредиторов предоставить ему отсрочку по платежам. Барбара заложила загородный дом, продала квартиру и переехала в съемное жилье, но и этих денег Corcoran Group хватило лишь на три месяца. Тогда Коркоран начала читать курсы в New York University и Marymount Manhattan College (эти курсы впоследствии явились источником новых кадров для ее агентства). Она урезала все возможные расходы компании, к чему сотрудники отнеслись с пониманием. Один из них даже предложил поработать бесплатно, а другая - дать в долг $180 000 с личного пенсионного счета, но Барбара отклонила оба предложения.

 

Компанию спасли случай и сообразительность ее владелицы. В 1990 г. нью-йоркский девелопер Берни Мендик обратился к Коркоран с предложением, на первый взгляд малопривлекательным. Он не мог реализовать 263 квартиры на Манхэттене в нескольких домах послевоенной постройки: они были маленькими и продавались по завышенной цене. Но Барбаре выбирать не приходилось, и она придумала, как сбыть этот "неликвид". Коркоран объявила "сейл одного дня": все квартиры были выставлены на продажу по одной цене $175 000, вне зависимости от расположения и характеристик. И во-вторых, она не дала никакой рекламы в прессе (впрочем, на рекламу и денег не имелось). Зато дама попросила своих брокеров распространить новость только среди знакомых, дабы создать впечатление настоящей распродажи "для своих". В объявленный день выстроилась очередь, и 101 квартира была продана. Оставшиеся разошлись в течение следующих четырех месяцев, и компания получила $1 млн, помогший ей выбраться из финансового кризиса. В 1992 г. годовой оборот Corcoran Group достиг $400 млн, и с этого момента прибыль только росла.


По прозвищу Акула

 

Финансовый успех госпожи Коркоран основан не только на ее изобретательности в вопросах маркетинга, но и в немалой степени на железной хватке. Она никогда не упускала того, что считала своим.

 

Барбара даже заставила заплатить самого великого и ужасного Дональда Трампа. В 1994 г. американский миллиардер пообещал выплатить Барбаре и двум ее бывшим брокерам в общей сложности $4 млн комиссионных за то, что те познакомили его с гонконгскими инвесторами, вложившими $100 млн в новый жилищный проект Трампа. А так как с выплатами последний не торопился, Барбара подала на него в суд. Ответчик в результате согласился заплатить пусть и меньшую сумму, но на условиях неразглашения. Однако Коркоран не смогла упустить столь пикантного информационного повода и дала интервью на эту тему New York Magazine. Трамп, решивший в этой связи не платить ничего, все-таки вынужден был это сделать по решению уже апелляционного суда.

 

В 2001 г. Барбара продала свою компанию другому гиганту недвижимости - NRT за сумму, оцениваемую разными источниками в промежутке от $66 до $70 млн. По ее собственным словам, агрессивный рост на местном рынке уже невозможен, а выйти на национальный уровень в наше время без серьезных финансовых вливаний нельзя.

 

Оставив большой бизнес, Барбара Коркоран, однако, не стала менее популярной. Напротив, ее присутствие в американских медиа лишь возросло. Она начала писать колонки о недвижимости в нескольких изданиях и выступать на телеканалах в качестве эксперта по жилищному рынку. В 2007 г., правда, ее авторитет риелтора был поколеблен жилищным кризисом: за два года до этого Барбара предсказала, что его не случится. Но промашка не повлияла на финансовую прибыль бизнес-леди. Чистая стоимость активов Коркоран после продажи компании составила $1,5 млрд, но с каждым годом увеличивалась благодаря инвестициям в малый бизнес. Причем теперь вложения Барбары - тоже достояние общественности, поскольку она участвует в реалити-шоу Shark Tank на канале ABC, где выступает в качестве акулы, одного из инвесторов, выбирающих проекты для инвестиций.


Биржи в черном

 

День 19 октября 1987 г., так дорого обошедшийся Барбаре Коркоран, вошел в историю США как "черный понедельник", когда фондовый индекс Доу Джонса упал на рекордные 22,6% (не считая июля 1914 г., когда Нью-Йоркская фондовая биржа закрылась на четыре месяца в связи с началом Первой мировой войны). Биржевой коллапс 1987 г. зародился в Гонконге, распространился по Европе и ударил по США, Австралии и Канаде. Причем обвалу не предшествовали никакие политические, социальные или экономические потрясения - крах стал неожиданностью даже для специалистов. Экономическая рецессия угрожала США за несколько лет до этого, но к началу 1987 г. большинству экономистов уже казалось, что ее удалось избежать. Фондовые рынки в этом году начали быстро расти и достигли пика в августе (тот же индекс Доу-Джонса вырос за восемь месяцев 1987 г. на 43%). Столь стремительный рост на фоне перегрева рынка был одной из возможных причин биржевого краха. "Черными" в американской истории считаются и понедельник 28 октября 1929 г., и следующий за ним вторник 29 октября, а также предшествовавший им четверг, положившие начало Великой депрессии.