cоздание сайта недорого

Сюзанна Клаттен - самая богатая женщина Германии, биография

 

altСюзанна Клаттен - самая богатая женщина Германии, предпринимательница унаследовала 12,6% акций автопроизводителя BMW от ее умершего отца Герберта Квандта. Сюзанна, ее брат Стефан и ее мать Джоанна в совокупности владеют 50% акций BMW, стоимость которых продолжает расти благодаря продажам в США и Китае.

 

Экономист по образованию Клаттен также контролирует химического производителя Altana и владеет долями в компаниях, занимающихся инновациями для сельского хозяйства.

 

В 2009 году Клаттен выиграла гражданский иск против Хельга Сгарби, экс-любовника, который пытался шантажировать ее. Сгарби был отправлен в тюрьму на шесть лет за мошенничество и попытку вымогательства.

 

Источник: «Компания» № 46(539)

Внучка эксплуататора

  ko.ru

Автор: Сергей Мануков

 

Семейство Квандтов, которому, в частности, принадлежит 46,6% акций Bayerische Motoren Werke (BMW), прославилось в Германии не только своими миллиардами, но и закрытостью. Квандты крайне редко показываются на людях и почти не дают интервью. Совсем недавно в центре громкого скандала оказалась Сюзанна Клаттен, одна из самых ярких представительниц клана. Она обвинила в шантаже бывшего любовника, который, в свою очередь, объяснил свои действия давнишней ненавистью к семейству Квандтов.

 

Сюзанна Клаттен, урожденная Квандт, считается самой богатой женщиной Германии, она занимает третье место в мире по состоянию после француженки Лилиан Бетанкур, владелицы косметической компании L'Oreal, и шведки Биргит Раузинг, которой принадлежит Tetra Laval. Состояние 46-летней Сюзанны Ханны Урсулы Клаттен оценивается в $13,2 млрд. В последнем списке самых богатых людей планеты журнала Forbes она заняла 55-е место. Среди самых крупных активов миллиардерши – 12,5% акций BMW и 50,1% химического гиганта Altana AG. При этом Сюзанна Клаттен – вовсе не свадебный генерал, как можно подумать, глядя на нее. Она не только входит в наблюдательные советы BMW и Altana, но и активно в них работает. Как раз фрау Клаттен, по слухам, инициировала смещение в 2005 году с поста исполнительного директора BMW Бернда Пишетсридера. Что же касается Altana, то этой компанией Сюзанна руководит при помощи небольшой группы доверенных советников. Именно она, став после смерти отца у руля Altana, отказалась от многопрофильности и сфокусировала внимание на выпуске лекарств и химических средств, сделав Altana одной из ведущих фармацевтических компаний в Германии и Европе.

 

О практичности Сюзанны Клаттен говорит, например, такой факт. Два года назад она продала фармацевтический бизнес Altana AG группе Nycomed за 4,5 млрд евро, оставив производство химических средств. Вырученные деньги были выплачены акционерам в виде дивидендов. Сама Сюзанна заработала на сделке.

 

2,3 млрд евро. Производство лекарств, по мнению фрау Клаттен, потеряло смысл. Своей прежней привлекательностью оно было обязано главным образом популярному лекарству пантопразол (для лечения язвы желудка). Когда же наступила пора разрабатывать замену препарату, выяснилось, что это сделать крайне трудно. После недолгих размышлений Сюзанна пришла к выводу, что игра не стоит свеч, и продала фармацевтические фабрики.

 

Просто красавица

 

Сюзанна родилась 28 апреля 1962 года в Бад-Хомбурге в семье Герберта и Иоганны Квандтов. Изучала финансы во Франкфуртском университете. В 1981 – 1983 годах работала в рекламном агентстве Young & Rubicam во Франкфурте. Затем получила дипломы по маркетингу и менеджменту в британском университете Бакинхэма и по рекламному делу – в Лозаннском университете. Сюзанна трудилась в лондонском филиале Dresdner Bank, мюнхенском отделении консалтинговой компании McKinsey и в банке Reuschel & Co. Не желая пользоваться авторитетом отцовской фамилии, она нередко училась и работала под вымышленным именем.

 

Со своим мужем Яном Клаттеном Сюзанна познакомилась во время практики на одном из заводов BMW в Регенсбурге, где он работал инженером. Клаттену она представилась как Сюзанна Кант. Подлинную фамилию миллиардерша раскрыла лишь после того, как убедилась в искренности чувств инженера. В 1990 году они поженились в австрийском Китцбюэле и сейчас живут в Мюнхене. У них трое детей.

 

Фрау Клаттен с 2005 года входит в попечительский совет Технического университета Мюнхена. В прошлом году ее наградили орденом «За заслуги перед Баварией». Сюзанна является одним из самых щедрых в Германии доноров политических партий. Живут Клаттены очень тихо, в светских мероприятиях не участвуют. За всю свою жизнь Сюзанна дала лишь одно интервью – автору книги о семействе Квандтов. О тайне личной жизни фрау Клаттен беспокоится, пожалуй, даже больше остальных членов семьи. На то у нее есть личные причины. В 1978 году полиции лишь в самую последнюю минуту удалось предотвратить похищение миллиардерши. С тех пор Сюзанна сторонится незнакомых людей. Вполне привлекательный портрет прозорливой бизнес-леди, заботливой матери и любящей жены. Наверное, поэтому миллионы немцев были поражены статьей в популярной газете Bild, где рассказывалось о том, что Сюзанна Клаттен стала объектом шантажа в особо крупных размерах.

 

Любовь зла

 

Недалеко от Пескары, самого большого города итальянской провинции Абруцци, есть гора Куэлия. В частном лесу, у самого подножия горы, в местечке Рифуджо, на том самом месте, где, согласно преданию, более двух тысяч лет назад италийские племена поклялись до конца драться с Римом, стоит живописная гостиница «Великолепная долина». Отелем владеет 63-летний Эрнано Барретта. Впрочем, слово «владеет» следует употреблять в прошедшем времени. Сейчас Барретта ожидает суда в итальянской тюрьме по обвинению как минимум в одном случае шантажа и вымогательства в особо крупных размерах. Его помощнику, а возможно, и организатору всей аферы, 42-летнему Хеглю Сгарби, предъявлены такие же обвинения. Он ждет суда в мюнхенской тюрьме. Ни в Германии, ни в Италии никто не сомневается в том, что обвиняемые получат длительные сроки.

 

Первым по этому делу в июне арестовали Хегля Сгарби, который приехал в Австрию за деньгами, но в условленном месте вместо сумки с 14 млн евро его ждали немецкие и австрийские стражи порядка с ордером на арест. За Сгарби полицейские следили с января 2008 года. Поводом послужило заявление о шантаже, с которым в управление полиции Мюнхена обратилась Сюзанна Клаттен. Миллиардерша познакомилась с Хеглем Сгарби в 2006 году в одном из гостиничных баров Мюнхена. Они быстро стали любовниками. Встречались в самых дорогих отелях Монте-Карло, Парижа, Лондона и других европейских городов. Своей новой подруге Хегль представился как высокопоставленный дипломат из ООН, специальный посланник, который ездит по всему свету и гасит военные конфликты в горячих точках. На самом деле он торговал сэндвичами с курятиной в ларьке фаст-фуда.

 

Наверное, Сгарби прочитал биографию знаменитого американского гангстера Джона Готти, за свое умение уходить от ответственности прозванного Тефлоновым Доном. Убедившись, что Сюзанна проглотила наживку, рассказал ей трогательную историю. Якобы во время одной из поездок в Америку Сгарби сбил маленького мальчика, который оказался сыном крупного мафиози. Мальчик от полученных травм скончался, а на Сгарби «наехала» итало-американская мафия с требованием крупной материальной компенсации. В противном случае обещали очень большие неприятности. Такая же история произошла у Готти, маленького сына которого сбил сосед. Только «крестный отец» не требовал денег, которых у него было много, а хотел отомстить.

 

Рассказывал свою историю Хегль Сгарби так убедительно, что Сюзанна не устояла. Трудно сказать, почему такая проницательная и умная женщина не распознала обмана. В несколько приемов она передала своему бойфренду 7,5 млн евро. Хегль, конечно, знал о размерах состояния Сюзанны Клаттен. Поэтому 7,5 млн евро ему показались маленькой суммой. К тому же деньги быстро ушли: часть была переведена в офшорные банки, а остальные потрачены на недвижимость в Шарм-эль-Шейхе и целый парк дорогих машин: «ламборгини», «роллс-ройсы» и «феррари».

 

В ноябре 2007 года Хегль Сгарби вновь заговорил о деньгах. Теперь его тон из просительного превратился в требовательный. На этот раз герой-любовник решил не мелочиться и потребовал 49 млн евро. Шантажист не стал утруждать себя придумыванием новой душещипательной истории, а просто пригрозил разослать в редакции крупнейших немецких газет и журналов DVD с записями их тайных свиданий. Оказалось, что всякий раз, когда влюбленные бронировали номер в гостинице, комнату по соседству занимал Эрнано Барретта. Он не только снимал их походы по ресторанам и прогулки, но и постельные сцены.

 

Страшная месть

 

Мошенники недооценили Сюзанну Клаттен. В ходе переговоров она сумела снизить сумму в 3,5 раза, до 14 млн евро. Но и эти деньги фрау платить не собиралась. Она прекрасно понимала, что Сгарби будет «доить» ее до бесконечности. Одна из самых больших затворниц добровольно решила рассказать всему свету о собственной супружеской измене. Реакция мужа осталась за кадром. Очевидно, Ян решил не рушить почти 20-летнюю семейную жизнь.

 

После ареста шантажистов в деле произошел еще один поворот. Барретта рассказал на допросах, что помогал Сгарби не из-за денег, а из чувства справедливости. По его словам, Хегля вдохновляла месть, которую он лелеял едва ли не с пеленок. Настоящая фамилия Сгарби – Русак, и в его жилах течет вовсе не итальянская кровь, как он рассказывал богатым женщинам, которых они с Барреттой обирали так же, как Сюзанну Клаттен. Его отец (по другой информации, дед) был польским евреем, и в годы войны попал сначала в концентрационный лагерь, а потом и на один из сталелитейных заводов BMW, где условия работы были ничуть не лучше.

 

Ненависть к BMW и Квандтам, владеющим половиной акций компании, Сгарби пронес в своем сердце через всю жизнь. Полиция выяснит, действительно ли мошенники руководствовались местью или, что представляется более правдоподобным, просто хотели разбогатеть. Но «сладкой парочке» удалось вновь привлечь внимание общественности к больной теме. Дело в том, что Герберт и Гюнтер, соответственно отец и дед Сюзанны, как и большинство других крупных немецких бизнесменов, в годы Второй мировой войны, скорее всего, использовали труд военнопленных и узников концлагерей.

 

Хотя семья Квандтов активно участвовала и в Первой мировой войне, скандал вспыхнул из-за их роли во Второй. В октябре прошлого года немецкое телевидение показало часовой документальный фильм кинокомпании ARD «Молчание Квандтов». Чтобы юристы Квандтов не смогли помешать показу, руководство телеканала никак не анонсировало его, устроив почти в полночь. Однако фильм вызвал в немецком обществе горячие споры. Авторы на основе документальных кадров и показаний очевидцев доказывали, что Гюнтер и Герберт Квандты активно поставляли Гитлеру военную технику, оружие, боеприпасы, а также использовали на своих предприятиях «остарбайтеров».

 

Свен Квандт, сын Герберта Квандта от второго брака, оказался единственным представителем династии, согласившимся прокомментировать обвинения. Он сказал, что дети не виноваты в грехах отцов. Как заявил адвокат Квандтов, никаких новых обвинений в адрес его клиентов фильм не содержит. Однако обсуждение в прессе носило такой энергичный характер, что через некоторое время семья Квандтов заявила о намерении финансировать исследование ее роли во Второй мировой войне.

 

О чем молчат Квандты

 

Предки Квандтов были выходцами из Голландии, где занимались изготовлением канатов. В брауншвейгский городок Притцвалк они переселились в XVIII веке. Основателем империи Квандтов считается Эмиль, прадед Сюзанны Клаттен (1849 – 1925). В 1883 году он удачно женился на дочери владельца текстильной компании Reichswolle AG, которая спустя 17 лет перешла к нему. Рейху, готовившемуся к переделу мира, требовалось много военной формы. За поставки крупных партий одежды для армии в годы Первой мировой войны отвечал Гюнтер Квандт, сын Эмиля и главный строитель промышленной империи Квандтов.

 

Четырехлетняя бойня позволила Квандтам войти в ряды олигархов. Гюнтер сколотил огромное состояние. После войны он начал скупать фабрики, заводы и компании, среди которых производитель батарей Accumulatorenfabrik AG (AFA), позднее – VARTA AG, машиностроительная и металлообрабатывающая компания Industrie-Werke Karlsruhe AG (IWKA). Будучи по политическим убеждениям правым консерватором, Гюнтер Квандт приветствовал приход к власти национал-социалистов. Через несколько недель после мартовских выборов 1933 года в рейхстаг он вступил в НСДАП. С Гитлером Гюнтер впервые встретился в еще 1931 году, когда тот начинал завязывать отношения с ведущими немецкими промышленниками. В первую встречу будущий фюрер не произвел на бизнесмена впечатления. «Ничего особенного. Самый обычный, средний человек», – рассказывал Гюнтер Квандт друзьям.

 

В январе 1921 года Гюнтер женился второй раз на молоденькой Магде Ритчель, девушке из семьи с большими связями. В ноябре Магда родила сына, которого назвали Харальдом. Однако несмотря на появление наследника, отношения в семье не заладились – слишком разными были супруги. Семейная жизнь дала трещину еще и в силу разницы в возрасте (Магда была вдвое моложе супруга). В 1929 году Гюнтер и Магда развелись, а в декабре 1931 года бывшая фрау Квандт вышла замуж за министра пропаганды Третьего рейха и стала фрау Геббельс. Гюнтер Квандт предпочитал пореже пользоваться родственными связями. Однако за считанные годы он выдвинулся в число главных поставщиков оружия и снаряжения для вермахта. В 1937 году Гитлер назначил его Wehrwirtschaftsfuhrer, то есть «вождем военной экономики».

 

Заводы империи Квандтов поставляли Гитлеру боеприпасы, пушки, винтовки, и что самое главное, – батареи. AFA, ядро его группы, производила очень качественные аккумуляторы для подводных лодок и позднее, уже в конце войны, для чудо-оружия Гитлера – ракет «Фау-2». Гюнтер Квандт был в числе первых, когда немецкий бизнес экспроприировал промышленные предприятия в захваченных нацистами странах.

 

В 1946 году Гюнтера Квандта арестовали по обвинению в совершении военных преступлений. Однако ко всеобщему удивлению его признали лишь «коллаборационистом» (разделяющим взгляды и идеи нацистов, помогавшим им, но не совершавшим преступлений).

 

В начале 1948 года Гюнтера Квандта освободили. За шесть лет до своей смерти он сумел вернуться в ряды самых крупных немецких бизнесменов. В отвоевывании утраченных позиций Гюнтеру энергично помогал второй сын, Герберт Вернер Квандт, отец Сюзанны Клаттен. Первый сын, Гельмут, который был на два года старше Герберта, умер в 1927 году от аппендицита. Именно Герберт стал автором реформы управления, увеличившей полномочия менеджеров и позволившей рабочим активно участвовать в достижении их компанией успехов.

 

Гюнтер Квандт скончался 30 декабря 1954 года во время поездки в Каир. Империя Квандтов, к тому времени состоявшая уже из более чем 200 компаний, перешла к Герберту и Харальду. Немалый доход приносили также солидные пакеты акций немецких автопроизводителей. Квандтам тогда принадлежало около 10% акций Daimler-Benz и 30% – BMW. Формально братья управляли бизнесом вместе, фактически же Герберт руководил AFA-VARTA и автопредприятиями, а Харальд – IWKA и другими машиностроительными компаниями.

 

Братья различались характерами. Герберт пошел в отца и был тихим и спокойным, сторонившимся прессы и светских развлечений. Харальд был похож на свою мать Магду, он любил общество, считался завсегдатаем тусовок. Стал военным летчиком. В 1944 году попал в плен к союзникам и вышел на свободу после окончания войны. Обожал самолеты и яхты, любил играть на барабанах и аккордеоне и показывал всем гостям огромную детскую железную дорогу, занимавшую в его особняке комнату площадью 80 кв. м. Любовь к полетам оказалась для него роковой. В 1967 году он разбился на своем самолете Beechcraft King Air в Италии.

 

Белый рыцарь

 

Герберт Квандт считается одним из самых удачливых немецких бизнесменов XX века. Правда, военные годы основательно подмочили ему репутацию. Он тогда руководил Pertrix GmbH, берлинской «дочкой» AFA. На заводах этой фирмы использовался женский труд, в основном полек, которых привозили из Освенцима. В детстве у Герберта обнаружили заболевание сетчатки, к 9 годам он почти ослеп и был вынужден учиться дома. Годом раньше случилось еще одно несчастье – от гриппа скончалась его мать Антония, первая супруга Гюнтера Квандта. Герберт Квандт постигал азы бизнеса в семейных компаниях в Германии и Америке. В 1940 году он вошел в наблюдательный совет AFA и возглавил Pertrix GmbH. В том же году развелся с Урсулой Манстерманн, на которой был женат с 1933 года, и которая родила ему в 1937 году дочь Сильвию. Второй раз Герберт женился в 1950 году на Лизелотте Блобелт. В этом браке, продлившемся 9 лет, родилось трое детей: Соня (1951 год), Сабина (1953) и Свен (1956), который входил в раллийную команду Mitsubishi.

 

Почти полвека назад Герберт Квандт практически спас BMW. Пятидесятые годы прошлого века выдались для автомобильной компании нелегкими. BMW производила технически очень неплохие модели, но работа дизайнеров оставляла желать лучшего. Внешнее оформление автомобилей явно отставало от времени, покупали их неохотно. К концу 50-х дела компании настолько ухудшились, что впереди замаячила угроза банкротства. Конструкторы разработали новые, очень перспективные модели, но на внедрение их в производство не было денег. Daimler-Benz хотел купить BMW. Руководство Daimler-Benz собиралось производить на его заводах кузова для своих «мерседесов».

 

Ганс Фейт, директор BMW, на очередном собрании акционеров в конце 1959 года сообщил, что необходимо срочно выбирать – между продажей BMW автогиганту Daimler-Benz и банкротством. Кстати, Фейт представлял Deutsche Bank, одного из главных кредиторов BMW, тоже выступавшего за продажу. Голосование принесло победу сторонникам продажи. Однако несколько крупных акционеров при помощи технических проволочек смогли отложить собрание. На повторном собрании Герберт Квандт настоял на отказе от предложения Daimler-Benz. Сначала Герберт тоже склонялся к продаже. Однако вскоре изменил свое мнение из-за отрицательного отношения рабочих и профсоюзов. Также его тревожило, что Daimler-Benz отказался гарантировать продолжение выпуска автомобилей BMW. Герберт Квандт начал тихо скупать акции BMW и не только довел свой пакет почти до 50% (тех самых 46,6%, которые достались его вдове и детям), но и договорился с правительством Баварии о фактической покупке BMW. А акции Daimler-Benz, принадлежавшие Квандтам, в 1974 году продали правительству Кувейта Герберт и Инга, вдова Харальда.

 

Отцы и дети

 

Третий раз под венец Герберт Квандт пошел в 1960 году, через год после развода. Его избранницей стала Иоганна Брун, которая в 50-е годы работала сначала его секретаршей, а затем советником. Герберт оставался с Иоганной до самой смерти.

 

(2 июня 1982 года), а она, овдовев, так и не вышла замуж. Иоганна живет в Бад-Хомбурге уже больше четверти века. 16,7% акций BMW позволяют фрау Квандт сегодня занимать 14-е место среди самых богатых немцев. В списке Forbes Иоганна Квандт, чье состояние оценивается в $6 млрд, занимает 164-ю строку.

Иоганна родила не только дочь Сюзанну, но и сына Стефана, который получил техническое образование в университете Карлсруэ. В 1993 – 1994 годах он работал в Boston Consulting Group в Мюнхене, с 1994 по 1996 год – в компании Datacard Corporation of Minneapolis в Гонконге. После смерти отца к Стефану перешли 17,4% акций BMW, ценные бумаги десятков других фирм, большинством из которых он управлял через посредство своей холдинговой компании Delton AG. Стефан также входит в наблюдательный совет Dresdner Bank AG и Gerling Konzern Allgemeine Versicherungs AG. Ходят слухи, что со временем он возглавит наблюдательный совет BMW. До недавнего времени Стефан Квандт считался самым завидным женихом Германии, но осенью 2005 года женился на программистке по имени Катарина. Их дочери скоро исполнится три года. Состояние Стефана Квандта оценивается в $6,8 млрд. Журнал Forbes поставил младшего сына Герберта на 137-е место в списке самых богатых людей планеты.

 

Хорошо обеспечив детей от третьего брака, Герберт не забыл и об отпрысках от предыдущих жен. С целью исключить возможные споры и ссоры он разделил наследство так, чтобы акции одной компании принадлежали только одному наследнику или наследнице. Своему первенцу, Сильвии, художнице по профессии, которая живет в Мюнхене и в прошлом году отметила 70-летний юбилей, Герберт еще в 70-х годах передал акции ряда компаний и недвижимость. Двум дочерям и сыну от второго брака оставил контрольный пакет акций VARTA Battery AG, который они потом продали.

 

То, что у нынешних владельцев BMW обнаружился нацистский след, не сенсация для мирового сообщества. В сотрудничестве с Гитлером неоднократно обвиняли многие крупные корпорации. В 1997 году жертвы Холокоста подали иск в размере $150 млн к Volkswagen, Siemens, BMW, Daimler-Benz, сталелитейной компании Krupp-Hoesch, строительной группе MAN, производителю фотоаппаратов Leica, производителю оружия Diehl. Эти компании использовали на своих предприятиях в годы Второй мировой войны труд более 2 млн узников концлагерей. Например, Siemens не только открыто поддерживала Гитлера, но и была одной из самых активных участниц «нацификации» экономики страны. Многие заводы и фабрики компании располагались около или на территории концлагерей, откуда они получали бесплатную рабочую силу. На крематориях в Бухенвальде стояли эмблемы Siemens. В середине войны на заводе, расположенном на территории Освенцима, работали почти 100 000 мужчин и женщин, которые обеспечивали лагерь электричеством.

 

В 1997 году Volkswagen, выпускавший в 1939 – 45 годах не только автомобили, но и гранатометы, противопехотные мины и ракеты «Фау-1», объявил об открытии фонда с капиталом в $12 млн для выплаты компенсаций тем, кто работал на его заводах в годы войны. Такой же фонд учредил и Siemens, который еще в 1961 году выплатил $4,3 млн одной из организаций жертв Холокоста. С нацистами поддерживали деловые отношения и американские фирмы, например IBM. Компания продавала в Берлин счетные машинки, которые также использовались в концлагерях для учета труда палачей. Торговля проходила через немецкую «дочку» IBM – Deutsche Hollerith Maschinen Gesellschaft (Dehomag), в которой американцам принадлежало 90% акций. К IBM обращался с исками ряд еврейских правозащитных организаций. Правда, суды посчитали вполне обоснованными аргументы защиты, утверждавшей, что Dehomag в годы войны была фактически захвачена нацистами и влиять на ее деятельность из-за океана владельцы никак не могли.